Мертвые души в "Шинели" Н.В. Гоголя

Персонажный мир повести Н.В. Гоголя "Шинель" фактически очень пустой и больше ирреальный, нежели реальный. Он заполнен сплошь только чиновниками, а титул - не более чем маска, исходя из чего нельзя ни назвать конкретных лиц, ни определить реальность их существования.

Главным героем справедливо назвать А.А. Башмачкина, титулярного советника, вокруг переживаний, устремлений и жизни которого строится текст. Он одинок, терпит множество насмешек от окружающих - даже будочники, сторожа, трубочисты при случайном столкновении на улице задевают его обидным словом. И, кажется, ни одно болезненное замечание, ни одна насмешка не достигают цели по-настоящему, хотя человек он не толстокожий. Акакий Акакиевич будто изолирован, изъят из внешнего мира, но не физически, а духовно. Его видят, он действует, а добраться до души никому не под силу.

Акакию Акакиевичу помогает фантасмагорический фактор. Титулярный советник просит оставить его, спрашивает, зачем же обижают, а обидчик вдруг чувствует, что его "неестественная сила оттолкнула". Возникает мотив изначальной призрачности, изначального бытия привидением или каким-то другим обитателем того света. Собственно, поэтому и поведение Акакия Акакиевича так не разнообразно - будучи лишь притворщиком, ненастоящим человеком он может действовать лишь в системе нескольких моделей поведения и не должен выдать себя тем, на что со своей позиции не имеет достаточного навыка.

Другая сторона силы в том, что она внушает окружающим мысль: "Я брат твой", что тоже может быть воспринято как элемент маскировки. Тем более что, несмотря на братство, в системе персонажей невозможно установить более-менее крепкие связи героя с другими. Есть многочисленные чиновники того же департамента, с кем не возникает ни единого толкового диалога, отец с матерью и кум с кумой - все четверо лишь придумывают имя, да и то не заметно особой в том заинтересованности. Только три имени или, скорее, наименования могут быть условно поставлены в отношения с героем: Петрович, шинель и буквы.

Очевидно - жив в данной системе только один персонаж, но и в его реальности возникают сомнения, ведь в связи с этим персонажем очень сильна идея сокрытия себя, маски, маскировки. "Сначала он назывался просто Григорий... Петровичем он стал называться...", - рассказывает повествователь, и отчетливо слышен мотив перевоплощения, перехода из одного состояния в другое. Также в моменты появления у него клиента пробираться по помещению возможно слабо - оно затянуто дымом от рыбы, что готовит жена Петровича. Тут одновременно и сокрытие сущности, и переклички с варкой чего-то или кого-то в дьявольских котлах.

Петрович также хорошо выпивает, а, следовательно, подвержен искушениям. И всячески искушает в свою очередь тоже - долгие разговоры с Акакием Акакиевичем о шинели, убеждение ее сделать. Черт-искуситель является классической моделью, связь отрицать сложно. Так даже отношения с вроде бы живым существом привнесены из потустороннего мира и на самом деле не являются реальными.

Еще одним столь же двухсторонним персонажем можно назвать помощника столоначальника. Самовар вызывает в памяти уже описанную связь с паром, а пространство квартиры героя забито на уровне шума, звука, суетливости, поэтому воспринимается как чистилище - души томятся в ожидании распределения в рай или ад, теряют способность ориентироваться и отражать реальность. Здесь же - двенадцать часов как переходное время к ирреальному миру и обратно, как время стирания границы.

В оппозицию паре Петровича и столоначальника возникает бог. "Что он завтра пошлет переписывать Акакию Акакиевичу?" - задается повествователь вопросом. Ел герой также то, что бог пошлет, и одному богу известно, кому досталось худое его наследство. Явной кажется попытка бога вмешаться - помочь и спасти душу титулярного советника. Всячески если не улучшить, то хотя бы поддержать ее существование.

Если перенести отношения Акакия Акакиевича в мир, где действуют души, где их может увлечь бог или дьявол, то картинка получится примерно такой. Есть заблудшая душа, которой необходимо выбраться, найтись, выйти на верную дорогу жизни и определиться в своей принадлежности тому или иному миру. Она самая обычная, таких по Петербургу бродят сотни, они составляют его безликую массу. У сверхъестественных сил - свои интересы относительно таковых. Они борются в сознании души за то, склонится она к раю или к аду, пересилит в ней светлая вера в истину или же пагубная страсть.

До последнего момента Акакий Акакиевич безгрешен - он ведет спокойную и тихую, трудолюбивую жизнь. Даже чертовская шинель к греху не склоняет напрямую. Помощник столоначальника представляется помощником главного в аду - того самого черта. Именно встреча с ним заставляет героя ночью путешествовать по городу и лишиться шинели.

Лишение шинели приводит к гибели и неуспокоенности души, а неуспокоенная душа всегда рвется как-то отделиться от земли, от предметного мира, что-то сделать, чтобы логично завершить свое существование, а не оборвать его оскверненным. Именно это и вводит ее в грех - в кражу шинели значительного лица.

Нельзя однозначно сказать, как разрешается противоборство. С одной стороны, душа чиновника вроде отходит, успокаивается. А с другой - остается другая, пусть совсем не похожая. От ее описания (гораздо выше ростом) складывается впечатление, что на самом деле, душа Акакия Акакиевича лишь присоединилась к остальным подобным ей - безгрешным, но грешным и поэтому непригодным в равной степени для рая и ада. А самим по себе - слишком слабым для решительного шага в ту или иную сторону.

Шинель, возникающая здесь как камень преткновения, становится заглавным персонажем, и нельзя обойти вниманием то, что Акакий Акакиевич к ней чувствует. У всех фоновых персонажей есть жены - Петрович, чиновники, кум. Даже Башмачкина пытаются приставить к кому-то - спрашивают о дате свадьбы с семидесятилетней старухой-хозяйкой. Только его настоящей "подругой" становится шинель. И день ее примерки для героя - самый большой торжественный праздник, что возводит ее чуть ли не в статус невесты, а затем и жены. С шинелью он обретает то равновесие, которое есть у остальных, потому что если каждый стремится жениться, значит, жена как факт имеет немалую значимость для общества.

Наконец, буквы. К переписыванию Акакий Акакиевич чувствует особую любовь, оно буквально берет над ним верх - меняет в лице и ощущении, создает "свой разнообразный и приятный мир". Общение с ними заменяет для чиновника общение с людьми: первичен не тот, кто принес бумагу, а какая она "по адресу к какому-нибудь новому или важному лицу" (красота слога роли не играет). Так контакты переводятся на пассивный уровень, а жизнь героя наполняется неживыми собеседниками.

В думах о шинели Акакий Акакиевич чуть было не ошибается при переписывании, что заставляет его поступить несколько неожиданно - перекреститься. Данное действие показывает - мир, в котором он реально существует, оберегается от влияния мира, создаваемого буквами (ошибка может вызвать нарекания и привлечь внимание к Башмачкину), благодаря богу. Однако чиновник неосознанно выбирает в этом противостоянии дьявола и шинель.

Таким образом, данная повесть отражает видение мира религиозным, глубоко верующим человеком. Для людей этого типа, к какому принадлежал и сам Гоголь, обычно восприятие реального и ирреального, сверхъестественного и естественного, того света и этого в их единстве, потому что жизнь в одном из пространств определяет жизнь в другом. Картинка мира помогает показать слабого человека, не выбирающего самостоятельно за себя и не способного изменить то, что предопределено внешними или управляющими силами. Высшей радостью для него становится возможность найти опору в неустойчивом мире и слиться с ним. Такой человек всегда один и не знает, кому может доверять, на чью помощь имеет право надеяться, поэтому в его жизни истинным увлечением и страстью становится неживое. Происходит подмена настоящей жизни и системы ее персонажей предметным миром. Это следствие в том числе и страха перед окружающей средой, обусловленного забитостью.