Упомянув в прошлом материале ЦИМ, не могу не рассказать еще о паре спектаклей, которые посмотрела там в последние полгода. Это "Современный концерт" и "Несовременный концерт", поставленные выпускниками мастерской Виктора Рыжакова в составе "Июльансамбля". Кажется, что смотреть их стоит в паре, однако, на мой вкус, лучше они воспринимаются как два независимых выступления.

Начать стоит с того, что это отлично сработанный коллектив, объединенный дружбой и именно что желающий работать в таком составе. Слушая иногда инсайдерские рассказы о раздрае в театральных коллективах, я стала замечать отсутствие актерского интереса и на сцене, что, конечно, влияет и на то, как спектакль играется, и на то, как он воспринимается. Здесь этого нет. Ребята и искренне взаимодействуют, и от души отжигают, их драйв и любовь к своему делу, как бы банально ни звучало, передаются залу и заряжают желанием жить, поэтому после спектаклей может не быть места и повода для рефлексии, но точно будет по-человечески хорошо.

Как понимаю, первым сложился концерт несовременный, выросший из учебного задания первокурсников. Может, в силу этого он и читается проще - как сборник историй о старости, изображение дедушек и бабушек в их смешной трогательности через бытовые ситуации или их рассказы о своей молодости. Истории разбавлены песнями, в том числе вводящимис через известные киноэпизоды. Как и в концерте современном, музыкальное исполнение непрофессиональное, но все равно интересное за счёт выбранных тональностей и регистров.

Сцена из постановки "Июльансамбля" Виктора Рыжакова "Несовременный концерт"

Парадокс в том, что современный концерт столь же несовременен по сути своей. То есть да, в нем действительно исполняются песни, имеющие место в культурной памяти, известные буквально каждому представителю нынешнего поколения, но в то же время это ретроспективное изображение всего двадцатого века, когда музыкальная индустрия стала выходить на новый уровень и расширять сферы своего влияния. Именно оно становится поводом для формирования представления о нашем сегодня.

Ориентир на прошлое проявляется в игре с сочетаниями черного и белого - в одежде, в оформлении сценического пространства, в видеоролике, который крутится на экране у правого края сцены. Чем ближе к современности, тем чаще появляются вкрапления цвета или даже полностью цветные костюмы.

Видео составляется из фрагментов старых фильмов или мультиков, в нем появляется среди прочих и образ живой и нелепо-смешной смерти. Также значительная часть этого медиа-сопровождения - эффекты: картинка то закручивается в спираль, создавая своеобразный портал для путешествия во времени, то снова раскручивается, выпуская в новую эпоху. Завершается видео трансляцией силуэтов сидящих в зале людей на горящем красно-желто-оранжевом фоне - так возвращается внимание к настоящему и живущим в нем людям, к эпохе нанотехнологий и цветного кино.

Пожалуй, одна из самых интересных вещей в контексте разговора о "Современном концерте" - взаимодействие актеров с залом. Сразу разрешается танцевать и подпевать, вести себя как на обычном концерте, однако, как мне показалось, в очень неудобное положение ставит эту идею выбранное пространство для ее реализации. Конечно, ЦИМ нельзя назвать классическим академическим театром, но места зрителей в большом зале расположены привычным амфитеатром: они подняты по мере удаления. Обычная концертная среда немного иная: исполнитель чаще оказывается выше зрителя, к нему хочется тянуться, сила влияния его музыки на слушателя подчёркнута этим пространственным доминированием. В зале ЦИМа же речь идёт о зрительском доминировании: не слушатель подчинён и включается исполнителем в танец, а актер включается зрительским вниманием в театральное действо. Да, кто-то пытается подмурлыкивать, на последнем ряду приплясывают или хотя бы топают (а ближе даже и не встанешь ведь, чтобы другим не загораживать!), но это все ещё не раскрепощенный концертный зритель. Максимальная включенность видна только тогда, когда надо просто включить фонарик на телефоне и махать им, что, впрочем, закономерно.

Сцена из постановки "Июльансамбля" Виктора Рыжакова "Несовременный концерт"

Сидение на месте также не способствует свободному движению. Тем более, что сидеть приходится тесно и плотно, ведь даже каждая ступенька боковой лестницы занята зрителями - студентами с льготными билетами: каждый притоптывающий с этой стороны непременно кого-нибудь пнет или затопчет. Это все формальная сторона вопроса, но дело ведь и в зрительской интенции, в настрое. Приходя на спектакль, не заявленный как интерактивный, зритель, полагаю, не ждёт возможности включения и даже наоборот готовит себя к спокойному и долгому созерцанию. При смене правил игры приходится либо быстро реагировать, либо до конца спектакля чувствовать дискомфорт из-за несовпадения двух систем координат.

Мне кажется, просмотр этого спектакля в концертном зале или в клубе, предназначенном для исполнительских выступлений, был бы интересным экспериментом, хотя и сложно поверить, что смена пространства не лишила бы постановку странного колорита. Впрочем, сомневаюсь, что это когда-нибудь произойдет.

Радостно было видеть, как эти вроде бы очень молодые и, возможно, не самые опытные актеры преображаются, играя не только разнообразие ролей, но и разнообразие ролей в двух полифонических спектаклях. Потому что в СТИ, по рассказам, даже характеры, играемые одним актером, из работы в работу повторяются, а тут я даже не смогла узнать одного из, пожалуй, самых ярких в своей привлекательности актеров в амплуа старого человека.

Напоследок отмечу рифмующиеся финалы. Оба спектакля заканчиваются своеобразным дэнс-оффом, выплеском энергии, избавлением от мандража - уже вне характеров, с личными способностями и эмоциями актеров. Например, в "Несовременном концерте" показываются чуть ли не акробатические номера, утверждается сила молодости. И именно эта часть постановок заряжает зрителя желанием жить и жить активно, в движении и танце.

Сцена из постановки "Июльансамбля" Виктора Рыжакова "Современный концерт"