Внутренняя свобода Николая Ростова

Большой толковый словарь предлагает множество значений слова "свобода". Оно определяется и как отсутствие рабства, затруднений, возможность действовать без препятствий, и как отсутствие ограничений в общественно-политической государства или государственная независимость. Наконец, свобода - состояние, противоположное неволе; проявление собственной воли человека на основе осознания законов развития и природы; возможность располагать собой по своему усмотрению. Но что из этого также попадает и под определение внутренней свободы?

Внутри - либо в душе, либо строго отдельно от формальных внешних параметров и других людей. Значит, внутренняя свобода может быть определена как возможность располагать собой по своему усмотрению с минимальным влиянием со стороны, законов и привязки к конкретному месту.

Размышление Л.Н. Толстого в эпилоге романа "Война и мир" показывает, что понимание чужой свободы находится в обратной зависимости к пониманию условий, в которых был совершен тот или иной поступок. Так, свобода всегда оказывается относительной и, как правило, исчезает вовсе , перестает руководить решениями человека по мере узнавания обстоятельств дела. Если такова действительность, может ли герой произведения вообще быть внутренне свободным? Внешняя же его свобода определяется знанием тем, кто оценивает его со стороны.

Николаю Ростову приходится делать выбор, принимать решения в ряде ситуаций, касающихся различных аспектов его жизни: они связаны с миром (любовь, семья), войной (выбор в боевых действиях) и переходами между войной и миром. Насколько Николай располагает собой в данном выборе? Не оказываются ли его решения предопределенными?

В мирных ситуациях два ключевых решения - выбор между Марьей и Соней и принятие долгов отца на себя, начало ведение хозяйства. Формально, на него давят обстоятельства, и не выбрать Марью, не стать достойным хозяином - сложно. В частности, Соня сама в письме освобождает Николая от обязательств любви, а финансовое положение заставляет героя смотреть в сторону более богатой невесты, с которой его буквально сводит судьба. Или же долги становятся частью наследства, потребности и желания матери заставляют не только возвращать займы, но и изыскивать дополнительные средства и возможности. В описанных ситуациях выбор Николая не предполагается, руки его связаны.

Заранее определенными оказываются более мелкие, бытовые действия - что сказать, на кого и когда обратить внимание. Но чувства и мысли (как раз проявления душевных порывов) у Николая свободны. Он чувствует и признает в себе любовь к Соне, улавливает теплоту по отношению к Марье и детям. Чувства рождаются в своей свободе, но реализуются под влиянием заданных условий и обстоятельств.

В военных эпизодах Николай внешне также заключен в рамки препозиций, распоряжений, приказов, погодных условий. Если следует требование бежать и поджигать мост, он пытается его исполнить. Если опускается на боевое поле туман, Николай вместе со всеми подстраивается под это обстоятельство. Но когда он остается один, он осознает собственные страхи и переживания, со временем их преодолевает.

Время от времени Николай оказывается на границе между войной и миром - сначала он ищет возможность вступить в армию, затем приезжает в отпуска. Чувствуя, что ему хочется в бой, хочется защищать родную страну, он познает в себе гамму разнообразных чувств. Они связаны с готовностью к борьбе за свои желания, этапами борьбы, первым боем... Сложная, многогранная система ощущений воплощается в простых, часто банальных действиях - попросить о помощи, сообщить, собраться с мыслями и духам и других.

Куда бы ни попал Николай Ростов, его чувства и ощущения разворачиваются в неповторимых комбинациях. Л.Н. Толстой как диалектик души описывает их в мельчайших деталях, оттенках, подробностях. Но вариантов выхода или реализации у чувства немного. Это всегда действие во внешнем мире, который через другие действия и стечения обстоятельств формирует строгие рамки. Доступен оказывается лишь один путь, одна модель поведения, одно действие.

Внутренняя свобода реализуется в очень узких рамках между самим чувством и его фактическим воплощением, результатом. Она предстает шагом от свободы до скованности по рукам и ногам. По определению Л.Н. Толстого, внутренняя свобода заложена в каждом и, конечно, есть и у Николая Ростова. Он не располагает собой внешне, как того требуют словари, но властен над своим внутренним миром: запрещает или разрешает себе мысли о том или ином,чувствует, чего и как хочет или может добиться.

Внутренняя свобода становится обязательной чертой любого диалектичного героя. Она противопоставляется внешней определенности его быта и способствует раскрытию характера, образа. Наделения героя внутренней свободой становится в некотором роде художественным приемом в рамках идеи диалектики души.