"Прощай, прощай и помни обо мне": Гамлет в Коляда-театре

Коляда-театр был и остается пространством неоднозначным во всех смыслах. Если вы собираетесь на спектакль в Коляду, как его коротко называют, то следует быть готовым к чему-то пошлому, нецензурному, странному, непонятному и ненормальному. Как правило, осознание и осмысление увиденного происходит уже после постановки, за чашкой вечернего чая, так сказать. Именно тогда находятся смыслы и раскрывается значение деталей. А во время действия зрителя просто-напросто захлестывает всем, что происходит на сцене.

Мое знакомство с Коляда-театром состоялось примерно три года назад. Тогда я попала как раз-таки на "Гамлета" (до сих пор помню, как мне посоветовали не удивляться, если спектакль будет не таким, каким я ожидаю его видеть), вынуждена была уйти после первого действия, и с тех пор мечтала посмотреть постановку полностью. Недавно это наконец-то произошло, и теперь я могу судить о спектакле целиком, чем сейчас и займусь.

Спектакль начинается не со спектакля, а с некой увертюры-пролога: все актеры выходят на сцену и размазывают по лицу черный грим, рисуя дорожки от слез, акцентируя таким образом внимание на том, что пьеса трагическая. Затем все по-обезьяньи делают полный оборот вокруг своей оси, после чего выпрямляются и в голос смеются, тыча пальцами в зрителей. Становится немного неловко: людям в зале как бы в первые же минуты говорят: вы будете смеяться над нами, но на самом деле это мы посмеемся над вами. И по ходу действия (а после спектакля еще больше) ненароком задумываешься и понимаешь, что так оно и получается. Конечно, дикость и первобытность общества в постановке утрируется, но театр на то и театр, чтобы показывать все в преувеличении.

После пролога на сцену врывается неудержимая пляска. И снова куча народу, но теперь уже не стройные ряды, а беспорядочно заполненное гогочущими и танцующими на винных пробках людьми пространство. И чем несуразнее и диче выглядят персонажи в данной сцене, тем более одиноким, неожиданно адекватным и уставшим от этого цирка видится Гамлет (в исполнении заслуженного артиста РФ Олега Ягодина) в следующей. Оставшись на сцене в полном одиночестве, герой тоже танцует, но уже совсем по-другому. Две попытки быстрого, нервного и даже колючего танца заканиваются неудачно: принц Датский оба раза бросает взгляд на зрителей и обрывает себя, безнадежно махнув на зал рукой. Что это - нежелание угождать и плясать под чью-то, пусть даже зрительскую, дудку или же по-юношески максималистское "вы все равно ничего не поймете, что вам рассказывать" - решайте сами.

Следующей отпечатавшейся в памяти сценой стали похороны отца Гамлета. Не потому, что его роль исполняет сам Николай Коляда, а из-за очень яркого проявления той самой первобытности, о которой я писала выше. Здесь и забрасывание могилы цветастыми покрывалами (дар богам или приданое усопшему?), и нагромождение портретов Моны Лизы (примерно к середине постановки сложилось устойчивое ощущение, что они здесь играют роль икон, на которые все то и дело плюют). Пущенный вокруг могилы хоровод при красном освещении превращается в настоящий ритуальный костер, который вкупе с музыкой действует гипнотически, вводит актеров и зрителей в транс. Музыка (как и ее отсутствие) в спектакле вообще подобрана очень удачно: в основном гремит и зазывает на торжество, которое превращается то ли в пляску смерти, то ли в танец на костях, но порой становится пугающе-завораживающей. Под гремящую мелодию почти в истерике кричит знаменитое "Быть или не быть?" побывавший на кладбище Гамлет; в ключевые же моменты словно искусственно включается гробовая тишина.

Вообще, очень интересно видеть результаты работы театра с оригинальным текстом. Это не "Гамлет" в его привычном понимании, это что-то по мотивам. Большая часть реплик выкинута или переработана; оставшееся же либо произносится как скороговорка или зазубренное стихотворение, либо как-то смешно обыгрывается (чего только стоит сцена прощания Лаэрта с Офелией!). Справедливости ради, всем известные "Йорик, бедный Йорик! Я знал его, Горацио" и "Быть или не быть" никуда не деваются. Но слово все равно не является главным средством выражения мысли. Гораздо красноречивее оказываются лица и действия.

Немного хочется поговорить и о деталях, самой важной из которых, по моему мнению, становятся ошейники с поводками на каждом персонаже. На протяжении всей пьесы актеры то и дело в буквальном смысле идут на поводу друг у друга или оказываются на коротком поводке. Также с их помощью прекрасно обыгрывается дуэль Гамлета с Лаэртом (проводимая опять-таки в ритуальном хороводе). Ну и в целом ошейники становятся прямым указателем на зависимость всех от всех: народа от правителя и правителя от народа, принца Датского от воли дяди и матери. Именно Гамлет становится тем единственным освободившимся от ошейника счастливчиком, правда делает он это ценой своей смерти.

Второй бросающейся в глаза деталью становятся множественные портреты Джоконды, о которых я уже писала выше. В контексте трагедии они действительно видятся иконами, причем не столько религиозными, сколько иконами культуры и искусства. И герои в своем похотливом и практически животном обращении с портретами Моны Лизы плюют не только на иконы, но и на культуру с искусством в том числе.

Также нельзя было не заметить и множество копыт, напоминающих козлиные, которые в основном символизировали кости (особенно запомнилась сцена на кладбище, где Гамлет словно собирал из них паззл, примеряя одну деталь к другой), хотя у меня каждый раз возникала ассоциация с дьяволом и почему-то появлялось желание спеть знаменитое "Остались от козлика рожки да ножки".

Подводя итоги, скажу, что это действительно было странно и нецензурно, но заставило здорово задуматься по окончании. Коляда, по моему мнению, хорош тем, что все пошлое и неуместное здесь полностью оправдывается. Люди не раздеваются просто так - это всегда происходит зачем-то и несет определенный смысл. То же могу сказать про рожи, кривляния и дикие танцы.

А в конце - аплодисменты. И не столько от зрителей актерам (хотя овации были долгими, и зал аплодировал стоя), сколько наоборот. За то, что пришли, высидели и где-то даже вытерпели. Не позволили себе уйти во время первого действия или в перерыве. И за аплодисменты.

Анастасия

Гуманитарий, который почему-то учится на информатика

Россия, Екатеринбург (Реж) https://vk.com/id149428945

Подпишитесь на Owllit

Получайте наши новости раз в неделю по почте.

или читайте нас по RSS с Feedly!