С опозданием, но уже традиционно не можем не поговорить о литературном конкурсе Книгуру. За тот достаточно небольшой промежуток времени, что я знакома с ним (узнала о конкурсе примерно к пятому сезону, а записи о нем появляются в блоге всего второй раз, хотя среди прочитанных мною книг есть тексты и первого сезона в том числе), Книгуру успел меня зацепить и заинтересовать. Отчасти потому, что конкурсные тексты, как правило, достаточно коротки и читаются очень быстро, за несколько вечеров, а то и часов, а отчасти из-за моей не до конца прошедшей в силу возраста любви к текстам для подростков (каюсь, каюсь). Не может не привлекать и то, что произведения короткого списка сезона находятся в открытом доступе, найти и прочесть их может любой желающий.

Итак, отношения с конкурсом складываются отлично. Посмотрев на короткий список сезона и лауреатов, среди которых преобладала "звериная" тематика, я отобрала для поста два текста, совершенно далёких от флоры и фауны, но близких, как казалось, по смыслу. Это повести "Муха имени Штиглица или А будущее - по самочувствию" Арины Обух и "Иди и возвращайся" Евгении Овчинниковой - обе про искусство и Санкт-Петербург. Хотелось посмотреть, действительно ли тексты схожи, как кажется на первый взгляд.

Муха имени Штиглица или А будущее - по самочувствию (Арина Обух)

Очень автобиографичная повесть про будущую художницу, которая "потомственно" учится в Мухе - академии имени Штиглица (в советское время - училище Веры Мухиной, отсюда и "кличка"). С искусством и Мухой у героини связана вся жизнь - впервые она появилась в академии на папиных плечах (причем сам он въехал туда еще в детской коляске), а позже оказалась там на правах ученицы. Однако Муха, хоть и играет в повествовании далеко не последнюю роль, на передний план почти не выходит, оставаясь фоном и создавая атмосферу. Текст строится на воспоминаниях героини - от историй о том, как ребенком она покупала жвачку "Love is..." в киоске и поступала в изостудию Эрмитажа, до случаев на занятиях в академии и электричке на пути в Выборг. Все очень кусочно и фрагментально.

Изначально тон текста видится саркастичным и резковатым, с юмором и колкими фразочками в духе: "Вы поколение ЕГЭ, пепси и жвачки", "Ты кем собираешься быть – математиком или несчастным гуманитарием?!" Читается легко, а улыбается - еще легче. Но постепенно сквозь колкие фразочки начинают проступать серьезные мысли («Пластмассовая корона, надетая или не надетая в детстве, играет большую роль в жизни человека» - хоть сейчас прикрепляй картинку и вешай на стену в одной известной социальной сети), а к концу на смену иронии и вовсе незаметно приходит философская задумчивость и мечтательность. Возникает романтическая история о бабочке, а любовная линия получает развитие, становится одной из ниточек, сплетающихся в жизнь героини, а не просто ограничивается редкими диалогами с человеком из скайпа и человеком из Коктебеля.

На протяжении всей повести не покидает ощущение того, что автор ведет с читателем диалог. И, наверное, тут должно быть даже не официальное "диалог", а более приятное "беседа", потому что ты словно сидишь с героиней за чашкой чая, и она рассказывает тебе все, что приходит ей в голову, не думая о какой-либо структурированности. К концу этой беседы у тебя остается своеобразная биография девушки. Но вот что с ней делать - непонятно. Не уверена, что такой подход к читателю можно считать удачным, а подачу - выгодной.

Немного о Петербурге. Город в тексте присутствует не только номинально. По ходу повествования героиня рассказывает и городские легенды, и называет улицы с мостами; некоторые истории имеют своим местом действия городское пространство, а героями - типичных петербуржцев. Нельзя сказать, что Петербург является полноправным героем повести, как, например, у Достоевского, но перенести место действия в другой город невозможно, от этого "Муха имени Штиглица" рискует потерять свой шарм.

…Всё меняется в этом мире со дня изгнания из рая – то белые паруса, то чёрные, то алые, то зелёные – вечным остаётся лишь один и тот же бродячий сюжет: море синее, мачты у корабля, а я люблю тебя.

Иди и возвращайся (Евгения Овчинникова)

Повесть существенно отличается от первого текста наличием сюжета и последовательностью повествования, что хорошо, но, с другой стороны, помещает "Иди и возвращайся" в один ряд с другими в целом неплохими детективами для подростков. Никакой критики или неодобрения (повесть получилась хорошей), просто замечание.

Немного о сюжете. Нина, главная героиня книги, живет в Петербурге с мамой и папой, красиво, но своеобразно рисует и ходит на художественные курсы при академии (казалось бы, очень похоже на "Муху имени Штиглица"). И все у нее складывается довольно неплохо, пока в один прекрасный день не исчезает мама. Поиски и расследования не дают никаких результатов, и несколько лет Нина с отцом живут в полном неведении. Но однажды девочке приходит смс-сообщение, из которого она узнает, что мама жива и находится в городе. Нина начинает собственное расследование. Что из этого в конечном счете вышло - читайте сами.

Про Петербург. Конечно, город заявлен прямо, но восхищения им в тексте нет. Поначалу указывается лишь одна примета: в нем мало солнца. Потом город постепенно выходит из тени, но выглядит серым и унылым. То тут, то там герои натыкаются на пивные бутылки, от реки исходит неприятный запах, а по лестнице в ротонде в Петербруг спукается сам Сатана. Особой привязанности к месту нет, события, описанные в повести, могли легко произойти в Москве, Екатеринбурге или любом другом российском городе.

Я уже написала, что Нина красиво, но своеобразно рисует. Своеобразность заключается в том, что люди на ее картинах имеют головы чудовищ (девочка дает им названия: басилозавры, дакозавры, мегалодоны). Героиня не фантазирует: после исчезновения мамы она действительно видит чудовище в каждом незнакомце (исключение, помимо, естественно, близких людей, неожиданно составляет следователь Михаил Петрович, чему очень удивляется Нина). Возможно, чудовища здесь являются указателем на враждебность мира к ребенку, а возможно - воплощением детских страхов. Тут стоит сказать про историю с чудовищем, произошедшую за неделю до исчезновения мамы героини. Тогда Нине казалось, что под ее кроватью живет настоящий монстр; он перестал мучить девочку лишь тогда, когда мама разыграла настоящий спектакль: с вечера сделала себе шлем из фольги и с кухонным ножом села охранять сон дочери, а утром Нина обнаружила около кровати труп чудовища, сделанный из старой шубы и щедро политый кетчупом.

Нельзя не включить зануду и не поговорить про небольшие недочеты текста. Местами появляются опечатки, наблюдается нехватка знаков препинания, а в какой-то момент происходит путаница с деталями (в одной главе день покупки морской свинки – 14 июня, в другой – уже 13).

В целом же не могу сказать об "Иди и возвращайся" чего-то откровенно плохого. Читается книга легко, сюжет захватывает, главной героине сопереживаешь. Конечно, можно бесконечно задавать себе или автору вопросы о том, почему бандиты, появляющиеся в повести, такие неумелые и глупые (стреляют мимо, поймать никого не могут - все по классике) или как за пять лет мама Нины так и осталась непойманной, но ведь на то это и повесть для подростков (а не выписки из дела о работе гоняющейся за учеными банды), чтобы в ней все было интересно, но немного предсказуемо и нереально.


И напоследок. Если честно, начинала читать с намерением найти в повестях немалое количество схожих деталей и сюжетных линий, но на деле "Муха имени Штиглица" и "Иди и возвращайся" оказались абсолютно разными текстами, каждый со своими особенностями, интересностями и недочетами. И может быть, так оно даже и лучше.