Каждый год в декабре в Российской государственной детской библиотеке называются лауреаты Всероссийского конкурса "Книгуру". До или после объявления результатов мы пишем о победителях или просто текстах короткого сезона.

В этом году сложилась интересная и удобная для нас ситуация. Об одном из трех лауреатских текстов мы уже писали ранее: повесть Виктории Ледерман "Теория невероятностей" получила приз за третье место. Таким образом, нам (мне) остается написать о повестях "Изо" Илги Понорницкой и "Голубой трамвай" Артема Ляховича, занявших первое и второе места соответственно.

Илга Понорницкая "Изо"

Ты не ждёшь от людей плохого – ведь они такие… такие другие! не такие, как ты, невероятно притягательные и интересные, и занимаются удивительными вещами: вьют верёвки, например, или торгуют на рынке. Ты готова их любить, им помогать, быть им искренним другом… а они готовы убить тебя – равнодушно и спокойно, почти не глядя, между делом. И если мама с папой спросят, что с тобой происходит, ты не сможешь ответить. Невозможно же взять вот так и сказать: мои друзья привели меня к реке и почему-то стали убивать.

Выбирая для прочтения книги из короткого списка, я обычно смотрю на названия. Читая тексты лауреатов, волей-неволей приходится смотреть и на аннотации. Аннотация "Изо" оказалась более выигрышной, так что эта повесть была прочитана первой.

Что сказать? "Изо" - история о девочке Свете, которая очень любит рисовать. А еще Света, что называется, "не от мира сего", поэтому рисунки у нее своеобразные: начнет рисовать собаку, а выйдет динозавр; захочет получить цаплю - сможет нарисовать ее лишь случайно, когда уже совсем и не ждет этого. Преподаватели говорят, что Света рисует не так, как нужно, и ее стоит переучивать, но у девочки просто свой стиль. Она чем-то напомнила мне Нину, главную героиню повести "Иди и возвращайся" из короткого списка прошлого, восьмого, сезона (справедливости ради, это, в общем-то, единственное сходство).

Но главная проблема в другом. Света чересчур ведома и наивна. На фоне непростых отношений с родителями (о чем я напишу чуть ниже) это буквально становится опасным для жизни: девочка готова верить любому слову своей "подруги" Кати, идти за ней куда угодно, отдавать ей деньги и помогать в любых делах. Отказывать всегда "неловко" и "неудобно", ведь Катя - друг, и в будущем они со Светой обязательно станут морскими биологами. И не видит Света, что подруга - не подруга, а эгоистка, которая, оказавшись в детдоме, становится по-настоящему жестокой и двуличной и попросту использует наивную одноклассницу.

Отношения Светы с родителями можно назвать настоящим конфликтом отцов и детей, где обе стороны одновременно и правы и не очень. Хорошо ли поступают родители, которые запрещают ребенку общаться с девочкой-изгоем Катей и навязывают дочери дружбу с Ниной, лучшей ученицей класса? Ведь не просто так Света говорит про маму жутковатые слова:

Мама не зря любит Нину! Нина была лучше Светы, лучше! Мама давно говорила Свете, что хотела бы вместо неё такую дочку, как Нина. Должно быть, она бы с удовольствием поменялась с Ниниными родителями.

Но и сама главная героиня тоже ведет себя не очень правильно по отношению к родителям: не рассказывает им о своей жизни, не понимает, что они хотят сделать как лучше; неосознанно высказывает страшное желание не иметь родителей, чтобы жить в детдоме вместе с Катей. Света не может (да и хочет ли?) выстроить доверительные отношения с мамой и папой, и старшим товарищем, наставником ей становится сначала предательница Катя, чуть не погубившая ее, а в конечном итоге Нина, оказавшаяся действительно хорошей подругой.

Последнее, что хочется заметить - неявное сравнение ровесниц, одноклассниц и подруг между собой. Света, Катя и Нина словно бы выросли в разных мирах. Исключительно "положительная" Нина - круглая отличница, живущая в ЭТОМ мире и ЭТОМ обществе, любящая обсуждать актеров кино и тренды в одежде - разительно отличается от "неблагополучной" Кати, по вечерам помогающей матери мотать веревку и рассуждающей о настоящем и будущем как видавшая виды женщина. Света же разительно отличается как от Нины, так и от Кати: почти отличница, достаточно талантливая художница, она будто прилетела с другой планеты. Ее мысли всегда где-то не здесь, она очень наивная и словно прозрачная. В отличие от той же Кати, девочка не задумывается о будущем (когда подруги говорят о шаролуннике, якобы показывающем будущее, Света думает, что он может показать, кто победит в конкурсе рисунков или как они с Катей станут работать на море), но в то же время не интересуется событиями настоящего, как Нина.

В целом я получила примерно то, чего ждала: книга не столько о событиях, сколько о переживаниях, попытке разобраться в себе и понять других людей. Немного детская и немного взрослая.

Артем Ляхович "Голубой трамвай"

Мальчик и девочка попадают в сказочный неприятный мир, нечаянно наводят там новый порядок и сбегают, о чем горюют всю жизнь. А потом выясняют, что горевать некогда, надо бороться дальше. Фэнтези про благие намерения, ответственность за них, первые чувства и упущенные возможности.

Тот случай, когда аннотация показалась мне откровенно плохой. И, как выяснилось позже, практически не отражающей события, описанные в книге. Потому что не такой уж этот мир неприятный и сказочный, не одни мальчик с девочкой в него попали и не всю жизнь после побега горевали. Да и фэнтези очень сильно напоминает антиутопию, адаптированную для юных читателей.

Все началось с тумана (который, кстати, является символом неясности и неопределенности, а в некоторых мистических религиях означает переход от реальности к ирреальности). Майка Андреева, Веня Андерс и Иван Артурович Андрющенко (я одна вижу созвучные фамилии?), каждый по отдельности, бродят по ночному городу и в какой-то момент теряются в тумане, не зная, куда идти и как попасть домой. Случайно все они выходят к трамвайным путям, и перед каждым останавливается странный голубой трамвай, который и собирает героев вместе. Трамвай доставляет Ивана Артуровича, Веню и Майку в странный мир под названием Клетовник. Здесь очень душно, совсем нет солнца, на улице (точнее, на Панели, как ее называют) постоянный туман и дымка. Для точно, чтоб попасть из одного места в другое - клеткануться - нужно иметь лимиты- своеобразные разрешения. Клетовником правят Кормчие, создавшие мир и подарившие людям свет электричества (на самом же деле они остановили время и создали Клетовник на основе Хаоса, погрузив его во тьму и туман). В Клетовнике Иван Артурович, Веня и Майка становятся Доксом, Вэном и Мэй, потому что их новые знакомые - близнецы Тип и Топ - утверждают, что имена должны быть простыми и короткими. Они же рассказывают пришельцам то, что говорил им отец: раньше в Клетовнике светило солнце, день сменял ночь, а лимитов не существовало вовсе. Докс, Вэн и Мэй решают помочь Типу и Топу спасти Клетовник, и у них это получается: Клетовник становится Вольником, после чего Вэн и Мэй возвращаются в свои миры, думая, что совершили доброе дело и избавили жителей Клетовника от диктатуры Кормчих.

Но все оказывается не так просто, ведь на смену одной власти всегда приходит другая, не обязательно лучше первой. И вот Вэн и Мэй возвращаются, чтобы избавить Вольник от... культа самих себя.

Как я уже сказала, Клетовник-Вольник выглядит антиутопично. Изолированный от других миров, он имеет свои особенности, язык, диктаторов-Кормчих, законы и тотальный контроль всех жителей через контакты и лимитирование. Есть в нем и повстанцы, не согласные с властью. Кроме антиутопии, Клетовник похож на виртуальную реальность. Панель, клетки, лимиты и безлимиты, клеткоустройство, короткие имена-ники - все это похоже на работу компьютера или электронную таблицу, с которыми так часто работает Иван Артурович. Стоит подумать о том, что Докс является одним из Кормчих или вовсе создателем Клетовника-Вольника в глобальном смысле (не зря в его пещере находится рукопись, к которой он запрещает прикасаться кому бы то ни было).

В общем и целом скажу, что текст оказался гораздо глубже и интереснее, чем обещала аннотация. В отличие от "Изо", он основан не на переживаниях, а на событиях, и хотя некоторые моменты показались затянутыми, а немаленький кусок текста, связанный с уничтожением Клетовника и перемещением между мирами, прошел мимо меня, я все равно назову "Голубой трамвай" интересной повестью и порекомендую ее к прочтению.


Возможно, я уже говорила и даже писала эти слова, но я повторюсь. Тексты Книгуру всегда импонируют мне в первую очередь тем, что в них есть определенная мораль, то, над чем хочется задуматься, после чего появляется желание переосмыслить некоторые из своих поступков. Здорово, что тексты детской премии могут быть интересны не только юным читателям, но и их родителям.