Год назад о текстах премии имени В.П. Крапивина писала Поля, в этот раз членом детского жюри удалось стать и мне. Спешу поделиться с читателями своими впечатлениями о книгах, некоторые из которых стали лауреатами этого года или получили специальные призы. Выбор текстов случаен, мнение субъективно.

Для начала хочется сказать об общих впечатленях от премии, потому что видеть тексты до их выхода в печать для меня не ново, но все же необычно. Чувствуешь себя посвященным в какую-то тайну, способным наблюдать некий процесс трансформации произведения. А когда уже знакомый тебе текст становится лауреатом, ты радуешься за автора и книгу как за что-то родное и близкое. Да и мысли о том, что ты прочитал вещь, ещё не доступную широкой публике, не могут не греть душу :)

Но перейдем непосредственно к текстам. Я взяла на рассмотрение три книги: "Миллион хрустальных башмачков" (Ширяева Ирина), "Землеройки и Щелезубы" (Шипулина Тоня) и "Сестра мира" (Влада Рай).

Ширяева Ирина "Миллион хрустальных башмачков" (спецприз от Музея писателей Урала)

Если, прочитав название, вы подумали про Золушку, то так оно и должно было быть, продолжайте. История действительно основана на сказке Шарля Перро, но является расширенной версией оригинала. В прологе упоминается всем известная ошибка наборщика (переводчика?), который, перепутав слова, обул Золушку в хрустальные башмачки (verre - стекло) вместо меховых (vair - мех для оторочки). На этом казусе (а может и не казусе) и строится сюжетная линия книги: все описанные в "Миллионе хрустальных башмачков" события происходят на фоне противостояния двух крупных модных домов - "Иней и кружево" (изделия из кружева, вуали, шелка и драгоценных камней) и "Шиншилла и выдры" (мех, мех и ещё раз мех на воротниках, плащах и камзолах). В преддверии Бала Невест, на котором наследный принц должен был выбрать себе спутницу жизни, владелица одного из модных домов решила устроить акцию "Сиротка на балу", желая прорекламировать тем самым вещи своих мастеров. И все бы удалось как нельзя лучше (и не случилось бы истории с крестной феей и потерянной туфелькой), если бы эта акция не стала делом государственной важности...

Как я уже сказала, "Миллион хрустальных башмачков" - расширенная версия сказки "Золушка". Помимо Сандрильоны, принца, феи-крестной и злой мачехи со сводными сестрами, героями истории также являются глава Министерства Выведения на чистую воду (ВыЧиВо) Тсс, менестрель Оберон, хозяйка модного дома "Шиншиллы и выдра" Горготта, Странное привидение, служащее в уличном театре, и не только. Жизни героев тесно связаны между собой, сплетаются в один большой клубок, распутывать который очень интересно (даже несмотря на то, что некоторые сюжетные повороты были предсказуемы).
Другая любопытная вещь в книге - это имена героев. Вряд ли потенциальные читатели по-настоящему обратят на них внимание и начнут искать отсылки к другим литературным произведениям, но мне как любителю интересных деталей было интересно узнать, что Сандрильона - "горстка пепла", рассмотреть в имени менестреля шекспировского короля фей и эльфов Оберона и откопать, что имя принца (Арман) совпадает с именем героя романа Александра Дюма (сына) "Дама с камелиями". И если первое имя более или менее привычно и понятно нам (хотя и его происхождение в истории объясняется), то два других являются неплохими такими спойлерами к финалу книги.

Ещё одна особенность "Миллиона хрустальных башмачков" (которая, кстати, была обнаружена во всех трех книгах) - оторванность от времени и пространства. По сюжету описанные автором события происходят до оригинальной сказки, но тем не менее все видится довольно-таки современно: модные дома, акция, упоминание Сибири в первой же главе (не думаю, что о ней знали во времена Шарля Перро) да и язык книги в целом. Автор не стремится соответствовать каким-то критериям, но просто рассказывает интересную историю, свою версию событий.

Если не углубляться в анализ и не останавливаться подробно на деталях, то "Миллион хрустальных башмачков" оказалась, пожалуй, самой "легкой" книгой из всех трех. Никакого подтекста или серьезных мыслей, проецируемых на реальную жизнь. Просто добрая сказка, так нужная в современной жизни. Подойдет даже для самых юных читателей.

Влада Рай "Сестра мира" (лауреат премии)

Книга сразу привлекла внимание связью между названием и необычной фамилией автора. Правда потом выяснилось, что Влада Рай - псевдоним, под которым работают сразу два человека - Наталия Гонсалес-Сенина (Москва) и Владимир Яценко (Одесса), так что интерес к этой связи немного пропал, зато осталось любопытство к самому названию. Поясню, чем оно вызвано.

Увидев заголовок первый раз, я сразу подумала о языческих племенах и возможности появления в тексте темы религии или магии. Поэтому начинать чтение хотелось не очень, но пересилить себя все-таки удалось. С первых же страниц пришло осознание того, что ожидание совершенно не совпадает с реальностью: никаких племен и язычества в книге нет и в помине, а название в одном из его значений раскрывается в самом начале: главная героиня Мирослава (сокращенно Мира) на вопрос товарища "Цела, братка?" отвечает: "Не "братка", а "сестра"". Так девушка становится не только главным, но и заглавным персонажем повести.

Если же думать о названии уже после прочтения книги, то на ум совершенно неожиданно приходит мысль о послах мира и доброй воли ООН. Дело в том, что сюжет книги строится вокруг поступления в училище, где готовят будущих работников канцелярии при президенте и даже, если повезет, самих глав стран. Для получения бонусов, которые могут помочь обойти конкурентов (а конкурс большой), абитуриентов делят на отряды и отправляют на сбор орехов. Отряд, получивший за смену (длящуюся 8 дней) наибольшее количество бонусов, получает приоритет при зачислении в училище. Естественно, смысл этого испытания не в физической работе, а в правильном распределении обязанностей и расстановке приоритетов. Именно этим, а не банальной сборкой орехов в попытке сделать норму за день и занимается главная героиня повести. Мира думает не только о себе и личной выгоде, но обо всем отряде, о каждом члене своей команды. И когда под конец смены в отряде случается разлад, девушка прикладывает все усилия для установления мира и объединения ребят. Неудивительно, что Мира становится негласным лидером команды: её идеи и стратегии действуют как нельзя лучше; для читателя вопрос о её поступлении в училище (а может быть и о дальнейшей службе) уже решен.

"Сестра мира" стала не только самой близкой к реальности книгой из всех трех, но и самой подходящей лично для меня по возрасту. Все-таки герои повести - подростки со своим максимализмом, мечтами и проблемами, но тем не менее очень умные и рассудительные.

Шипулина Тоня "Землеройки и Щелезубы" (приз от партнера премии и подарок от Российской государственной детской библиотеки)

Сильно отличается от предыдущих книг тем, что действие происходит не в мире людей. Героями истории являются, как понятно из названия, Землеройки и Щелезубы. Причем если первые живут в этом мире абсолютно спокойно, то вторые считаются в нем уродами и немедленно становятся изгоями. Землеройки, родившие Щелезубов, сдают их в особое место - Фиолетовый дом, откуда бедных детенышей выпускают только по ночам (чтобы не пугать порядочных Землероек) на короткую прогулку, морят голодом, эксплуатируют и запугивают (естественно, эти тайны прочно скрыты за стенами Дома). Жизнь идет своим чередом: Землеройки не знают и не особо хотят знать, что творится в Фиолетовом доме, Щелезубы живут взаперти и не очень осведомлены о внешнем мире. Но в один прекрасный день Землеройка Рохли решает стать героиней и усыновить Щелезуба...

Вообще-то меня никогда особо не настораживало описание общества, состоящего не из людей. А вот тут немного насторожило. Почувствовалась очень явная аллегория: ведь описанная в книге ситуация до сих пор актуальна и в нашем мире, хотя от нее стараются уходить. "Возможно, ли предположить, что на самом деле не Щелезубы отличаются от большинства, а само БОЛЬШИНСТВО отличается от Щелезубов?" - главная мысль всей истории, которую очень хочется донести до читателей.

По ходу чтения возникало некоторое количество мыслей поменьше, исходящих не от автора, а от собственного читательского опыта и подсознания. Первая была о сходстве "Землероек и Щелезубов" с "Домом, в котором..." (М. Петросян). И я говорю не только о смысловой составляющей (Дом - интернат для детей-инвалидов, они отличаются от обычных людей и практически не контактируют с внешним миром - Наружностью), но и о сходстве кусочков с описаниями. Для сравнения приведу начала той и другой книги.

Дом стоит на окраине города. В месте, называемом Расческами. Длинные многоэтажки здесь выстроены зубчатыми рядами с промежутками квадратно-бетонных дворов. Зубья белы, многоглазы и похожи один на другой. Там, где они еще не выросли, — обнесенные заборами пустыри (М. Петросян, "Дом, в котором...")

Фиолетовый двухэтажный дом с одной стороны окружали островки деревянных беседок. В центре, между ними, на лысеющем травяном участке отдыхала, подпирая верхушкой небо, гора песка. Из её рыхлых боков, то тут, то там, высовывались ручки пластмассовых совков (Т. Шипулина "Землеройки и Щелезубы")

Вторая посетившая меня мысль была об антиутопичности текста. Посудите сами: некое единое государство с одним лидером (Большой Обожаемый Землерой звучит в точности как Большой брат) и собственным языком, непривычным для читателей (цыкадыши, Ежин, молочная Сложнокваша, жукаши - эти и другие слова переделаны искусственно), - и вдруг в нем появляется герой, идущий против системы (здесь это Рохли). Чем не антиутопия?

Подводя мини-итог размышлениям об этой книге, скажу, что местами мне не хватило. Иногда дейстие кажется уж слишком быстрым, создается ощущение, что из повествования выгрызают целые куски текста. Но тем не менее поднимаемые в "Землеройках и Щелезубах" проблемы являются актуальными, преподносятся правильно. Из-за серьезности темы не до конца понятно, какой аудитории советовать книгу. Пожалуй, она подходит как детям, так и более взрослым читателям.


В конце хотелось бы сказать, что этот опыт был довольно интересным и ценным. Занятно и необычно видеть тексты на их пути к большой аудитории, влиять на их судьбу да и просто читать хорошие вещи, находя в них детали, не бросающиеся в глаза с первого раза, но довольно значимые в контексте всей книги.