Мне довелось побывать на церемонии награждения премии В.П. Крапивина год назад. Это был мой первый опыт участника такого мероприятия. Конечно, он произвел большое впечатление. В первую очередь, удивила необыкновенная циркуляция тепла между всеми, кто был в зале: авторами, маленькими читателями, организаторами и членами "Каравеллы", которые играют во всем действе немалую роль. Ощущение не просто тепла, уюта и приветливости, но установления особой, значительной связи. Хотя до непосредственного закрытия я слышала о текстах лишь вскользь, а сама ничего не читала, результатов все равно ждала как на иголках - за три часа в кругу писателей удалось столько узнать и о них самих, и об их текстах, что все это казалось изученным вдоль и поперек.

Вторым интересным наблюдением стало следующее. Сейчас традиция связи с автором и связи авторов между собой как-то теряется. Стало гораздо меньше литературных журналов, встреч, чтений и обсуждений. Часто формируются некие элитарные круги, недоступные массе писателей. Да и новых авторов появляется так много, что удерживать глаз друг на друге им не только сложно, но и не так уж и нужно. Поэтому, когда детям дают возможность поговорить с авторами, для них это ничего не значит - даже готовясь, приходя на церемонию именно с такой задачей, они ни о чем не могут, не готовы спросить.

А ведь это безумно интересно - чем живет человек, который написал эти строки. Не потому, что позволяет понять текст - часто приводит к ошибочным суждениям. К тому же, в современной литературе читателю не хватает дистанции со своим временем, чтобы использовать знание о нем как ключ. Просто реальная человеческая жизнь совсем другая и в тот же момент очень близкая всем нам.

Одно время меня так очаровал Гоголь - трагика его жизни, кризис веры, реальная боль, встававшая за текстом. Так и здесь. Слушая о текстах, я не интересовалась ими. Но стоило увидеть авторов, их отношение к своим буквально детям, их реакции - позиция изменилась.

Я выбрала тексты для себя довольно строго - читать все подряд, пусть даже оно и заслужило признания, мало кто станет. Какие-то тексты я достала, но так и не открыла. Какие-то действительно прочла. С какими-то даже немного поработала. Этот пост - сборная солянка впечатлений и заметок по мотивам прочитанного. Я расскажу о текстах М. Федотовой "Шалунья Нулгынэт", А. Долгих "Кнышики. Кузля и Фуфырла" и П. Верещагина "Рыжий по кличке Рэд". Позже отдельной записью - о романе И. Богатыревой "Ганин", который пока играет в системе моих литературных интересов совершенно особую роль. Но об этом - на следующей неделе. А пока - о более близком, простом и понятном.

М. Федотова "Шалунья Нулгынэт"

На данное произведение я возлагала, пожалуй, самые большие надежды. Мария Федотова стала одним из двух медалистов премии и совершенно очаровала меня при встрече. Маленькая повесть, подобная сборнику рассказов о жизни девочки на севере (как понимаю, рассказов биографических - Нулгынэт является настоящим именем писательницы) очень плотно связана с образом автора - она говорит с напевами и остальной спецификой речи человека из красивой и сказочной глубинки, приезжает в нациальном костюме и кажется совершенно несовместимой с окружающим миром.

В то же время, текст оказался ярким примером несовпадения ожиданий. Я предвидела в нем больше северной силы, что ли. Немудрено, ведь ребенок - он просто видит мир вокруг себя и знает то, что знает. Для него нет особенности севера и юга, для него есть дом, семья, игра и работа. Текст действительно передает это в полной мере, и несовпадение лишь усиливает впечатление. Поначалу я, честно, была разочарована, но потом, записывая свои мысли, поняла, что этот опыт так или иначе был везением.

В маленькой повести много занимательных деталей, с которыми можно работать, анализируя их. С которыми - скажу больше - хочется работать. Но делать это пока я не решаюсь - не хочется рушить для себя очарование текста и автора, устраивать подкопы в целостную реальность не только книги, но и окружающей нас жизни.

А. Долгих "Кнышики. Кузля и Фуфырла"

История кажется очень простой. Она показывает взросление двух кнышиков - Кузли и Фуфырлы. Они живут беспечной детской жизнью, узнают дружбу, идут в школу, помогают своим родителям по хозяйству, а другим кнышам - в понимании мира, проходят обряд посвящения и получают свои имена и книги для собственной истории. Естественно, кныши - уникальный народец со своим собственным миром.

При более детальном знакомстве история оказывается сложнее. Читатель моложе узнает более очевидные связи с окружающим его миром - упоминание конкретных континентов или прямые цитаты из классических детских произведений. У него возникают вопросы: как кнышам удается, будучи столь мирным, добрым и приятным народом, оказываться выше формального деления стран, не признавать его? как кныши пересекаются с человеческим миром и что значит их мир на фоне нашего? Ведь если один из кнышей, повествователь, подробно рассказывает, как человек может познакомиться с кнышем, то совсем непонятно, как кныш может узнать человека, найти к нему дорогу.

Читатель старше задается вопросами уже иного плана. Рассматривает, например, работу внушения и самовнушения на образце знаний и мнений о Дупле. Задумывается, как строятся отношения между враждующими группами, какова их цель и причина. Видит реминистенции на оценки своей реальной жизни, на аспекты, подвергаемые критике. И это момент, когда жалеешь, что не смог спросить автора сам и остается лишь судить по опыту о том, сознательно ли включались те или иные отсылки в канву повествования.

Одним из наиболее занимательных моментов в этой книге для меня оказался темп. Привыкнув к классическим произведениям, которые часто раздумны и пространны, я удивилась скорости развития событий. В детских книгах с крупными и яркими картинками (их я обычно прочитываю прямо в магазинах) проводится с такой скоростью одна прямая и очевидная мысль, но в "Кнышиках", как я уже написала, их несколько пластов. Каждый отдельный маленький эпизод все равно успевает получиться глубоким и толковым, гораздо более многогранным, чем кажется, когда впервые берешь книжку в руки или открываешь электронный файл.

Произведение может многих заинтересовать, потому что у него, как у любого из финалистов премии, есть не только шанс на публикацию, но и перспектива развития. Сразу стоит подпись - книга первая. К концу в ней убеждаешься, потому что автор не только закидывает крючок развития истории, но и создает такой мир, которому не помешают книги-разъяснения. Как к миру Гарри Поттера создавались дополнительные справочники о, например, животных, так и здесь не помешало бы рассказать больше о тех же носовыдлях.

К сожалению, есть и обратная сторона медали - из отдельно взятого произведения очень сложно сложить образ носовыдлей, хотя и упоминаются они часто. Пусть роли их побочны и мало что меняют в истории, но не хватает целостного представления о мире, возможности понять его. Это получается оправдать только тем, что ведь о своем мире, его устройстве кнышики сами знают далеко не все и заблуждаются в отношении многих важнейших вещей. В конце концов, не так уж это и плохо.

В совокупности названных причин история может показаться схематичной. Думаю, это та черта, которой она реально обладает. Проблема ли? Однозначно нет, ведь именно схематичность позволяет выдвинуть на первый план идеи и мысли, создать, как ни парадоксально, смысловую глубину. Текст однозначно хочется посоветовать читать тем, кто заинтересован в подобных произведениях или отдельных упомянутых аспектах. Думаю, в таком случае разочароваться сложно или даже невозможно!

П. Верещагин "Рыжий по кличке Рэд"

Данное произведение получило специальный приз, как победитель с точки зрения В.П. Крапивина и его отряда "Каравелла". Приступала к прочтению я с сомнениями - все вспоминала, как каравелльцам дали слово и единственной вразумительной мыслью было: "Книга показывает, как думают собаки". Согласитесь, достоинство не очень-то внятное.

В процессе мое мнение изменилось. Текст о появлении собаки в доме и ее дальнейшей жизни. Все вроде предельно понятно, но в то же время - гораздо глубже и интереснее, чем просто "мысли собак". Действия главного героя, пса Рэда, становятся фоном и базой для обучения маленького читателя законам человеческого мира. Либо в аллегоричной форме, либо через систему параллелей они показывают, как лучше относиться к друзьям, распоряжаться своей жизнью, к чему стремиться и многое другое. Короткие главы посвящены отдельно именно этим идеям, а не самой истории - в них рассказывается о пристрастиях Рэда, его отношении к жизни. Особо подчеркивается отличие от человека.

К сожалению, был и ряд проблем. Думаю, текст просто еще не публиковался и на правах рукописи не был идеален. Например, некоторые фрагменты информации (обнаружение Рэда на стройке Аленкой) упоминались несколько раз, часто очень близко друг к другу. Или когда появлялся странный субъект-рассказчик, говоривший применительно к событиям "мы", "наше". Дело в том, что, как бы я ни пыталась его обнаружить, понять, кто же это, так и не смогла. Вот встает Аленка из-за стола, остаются родители, Рэд и некий герой, который на всех смотрит со стороны. В первой половине произведения он не упоминался, а во второй вдруг появился. И вроде бы логично, что делается это для приближения маленького читателя к автору (с одной стороны) и к событиям (с другой), но стоит задуматься, и с толку сбиваешься на раз-два. Но это - мелочи, вылавливаемые редакторами перед печатью, так что не будем о них и понадеемся, что однажды книжка выйдет в отличном виде!


Все тексты объединяет то, что они действительно короткие и простые - недаром премия сосредотачивает внимание именно на детской литературе. Однако в каждом из них взрослые найдут что-то и для себя, поэтому по мере желания имеет смысл просматривать короткие списки премии В.П. Крапивина, если вы охотитесь за хорошой детской литературой или интересным, но быстрым чтением вообще.