Пожалуй, ни от какого издательства, кроме "Бумкниги", я не жду прекрасных графических историй, которые оказываются многослойнее и насыщеннее смыслами даже по сравнению с многими текстами привычного нам формата. Сегодняшний материал - как раз о такой: о вышедшей в прошлом году "Пантере" Брехта Эванса.

Обложка графической истории "Пантера" Брехта Эванса

Мое знакомство с этой историей предварила "лекция" автора, а точне - public-talk о тех книгах, которые Брехт Эванс выпустил раньше. Всегда интересно видеть, как человек оценивает свою работу, как рефлексирует изменения и стилистические решения, как осознанно подходит к творческому процессу.

Изначальная установка художника еще книге, ставшей итогом учебы, была на уход от классического формата комикса, на разрушение структуры, задаваемой фреймами и речевыми пузырями. В отсутствие этой своеобразной предопределенности Брехт Эванс начинает создавать по природе своей более комплексный и многослойный текст, начиная с прорисовки светлых деталей, затем добавляя все более темные уровни, пользуясь приемом контрформы, накладывая черный на яркие цвета и создавая эффект свечения.

История таким образом разворачивается не только в пространстве книги, но и во времени создания иллюстрации, ведь за картинкой - не только рассказанная ей история, но и повествование о процессе ее создания. Например, рисуя изображение, сейчас стоящее на обложке этого поста, Брехт Эванс предложил кому-то из друзей добавить любую закорючку, любую деталь, пятно. Несмотря на количество возможностей, добавлена была лишь одна вещь - прямая полоса, которая в изданной версии уходит в корешок. Единственное, что, по словам художника, не стоило делать. Поэтому кадр или разворот может передать и динамику, отразить в одной точке комплекс передвижений персонажа.

Так, очевидно, что работа с цветами и их сочетаниями - один из фокусов художника. В "Пантере" отчетливо противопоставлены два колоритных комплекса: прозрачный красно-синий и темно-цветной, квартира в родном мире и мир Пантеры. В этом смысле интересен финал, где создается эффект расподобления или уподобления двух миров - дом Кристины возвращает себе многообразие цветов, когда девочка принимает решение и отстраняет от себя Пантеру. Разноцветность сохраняется и у мира Пантеры, вопрос лишь в том, что Пантера перестает перетягивать на себя цвета реального мира - там он становится набором черных пятен.

Первая сцена - "Пантера" Б. Эванс

Здесь также стоит отметить роль последнего разворота, где последовательно представлены цветной мир девочки, Пантера в переходном черно-белом варианте и цветной мир Пантеры. Ощущения от двух композиций похожи, однако оба мира нарисованы в разной стилистике и с разной степенью детализации. Это видно в том числе и на частных образах: до и после путешествия в Пантерию Бонзо разный. У второго него более жесткая и топорщащаяся шерсть, она прорисована точнее, не говоря уж о том, что игрушка начинает говорить и меняет характер с доброго на злой.

Пространство Кристины вообще постоянно находится на границе с небытием, так как портреты постепенно теряют лица, скульптура в прихожей прорисовывается с меньшим вниманием, комната чем дальше, тем чаще намечается архитектурными структурами, мир постоянно обновляется за счет пустых титулов глав.

Титул, глава 4 - "Пантера" Брехт Эванс

В противовес этому ночной мир очень многоцветный, темный, заполненный. В нем сотни маленьких существ - продуманных или просто отмеченных штрихами и мазками. По словам художника, это все представители Пантерии, которые, однако, не могут выйти из своего мира, хотя тоже хотели бы приблизиться к девочке. Чем дальше, тем выше их потенциал, поэтому в финале возможно не только возвращение Бонзо, но и появление его новых друзей: Жирафа, Обезьяны. Полноцветность ночного мира перетягивает на себя полноцветность мира Кристины, как красивый и внушительный Пантера приходит на смену исхудавшей умершей кошке.

Кристина тоже как будто начинает потихоньку стираться из своего мира и адоптироваться под Пантеру. Они играют в "Твистер", закручиваясь в разноцветных пятнах, и девочка, с утра надевшее платье в крапинку, сама покрывается красным горошком, который не остается в ночном мире, не сливается с игрой, но остается и в ее реальной жизни, пока папа эти следы не отмывает. Также в этом эпизоде и Кристины появляются усы, а прическа походит на два круглых животных уха.

Пространство утягивается за Кристиной, ведь стены тоже покрыты кругами, как и шкура Пантеры, как и расподобляющийся, разваливающийся на атомы финальный кадр. В некоторых других моментах платье девочки тоже имеет расцветку обоев. В комнате при этом всегда можно заметить отпечатки или подобия теней, оставленные ночными гостями.

"Твистер" - "Пантера" Б. Эванс

Сам образ Пантеры пришел из попытки создать ночные страшилки. Частично в финале он усилен влиянием наркотиков, поэтому сложно сказать, в чем именно злая идея Пантеры - есть только иррациональный страх, создание существа, которое пугает само по себе, ни разу не артикулируя своей цели. Оно само по себе, оно постоянно перестраивается под желания девочки, его действия вызывают ассоциацию в том числе и с сексуальным насилием, оно заполняет собой весь мир ребенка. Последние кадры злее и резче за счет использования двух контрастных цветов и своего чуть ли не гипнотического воздействия.

День рождения Кристины становится кульминационным эпизодом графической истории. Вероятно, причина в идее взросления, в идее принятия решения, а также в обостренной необходимости выбора между двумя мирами - и там, и там девочке обещан праздник, и там, и там ее ждут. Однако намерения разные и ей важно это почувствовать.

"Пантера" Брехт Эванс

Пожалуй, последнее, о чем хочется рассказать в связи с опытом взаимодействия с этим текстом, - автографы. Это уникальная история - стоять в очереди, чтобы получить быстрый, но авторский рисунок, который создан прямо здесь и специально для тебя. Это и законное время на краткое знакомство с автором, и возможность стать соучастником прекрасного. Пожалуй, тот случай, когда действительно не жалко ждать и действительно стоит это время потратить.