Продолжаем череду постов, посвященных самому известному роману французского писателя Виктора Гюго. Сегодня уйдём в сторону от бесед о классике и поговорим о современной литературе, а именно о книге Елены Чудиновой "Мечеть Парижской богоматери".

Скажу на берегу - эта книга не для тех, кто надеется прочесть осовремененную версию истории о несчастной любви горбуна Квазимодо к красавице Эсмеральде. Роман увидел свет в 2005 году и вызвал крупный резонанс в обществе, став бестселлером. "Мечеть Парижской богоматери" не о любви и страсти. Он о борьбе, ненависти и религии. Роман скандален, неполиткорректен, имеет ярко выраженную антиисламскую направленность, но вместе с тем высказывает и достаточно здравые мысли относительно истории, нашего настоящего и будущего. Давать оценку "Мечети Парижской Богоматери" я не буду по понятным причинам. Уж слишком тонка грань между событиями, описанными в книге, и тем, что происходит в мире сейчас.

Сюжет

Не думаю, что "Мечеть Парижской Богоматери" является широко известным романом, поэтому будет кстати хоть немного обрисовать разворачивающиеся перед читателем события. Итак, недалекое будущее, Франция, 2048 год. Страна входит в объединенное государство под названием Еврабия, узаконенной формой правления в которой является шариат. Общество делится на мусульман и немусульман, причем вторые согнаны в гетто, они бесправны и презираемы. Главный герой книги - француз Эжен-Оливье, сын последнего служителя Нотр-Дам де Пари - состоит в так называемом Сопротивлении, сражающемся против имеющейся власти. Совершив теракт (взрыв автомобиля мусульманского судьи) герой скрывается в катакомбах, где встречает католиков - последователей запрещеной в Еврабии религии. Разговорившись с падре, Эжен-Оливье узнает, что тот регулярно проводит тайные службы для оставшихся католиков. По мнению отца Лотара, Европа сама довела себя до такой ситуации, забыв истинную веру и уступив приверженцам ислама ключевые позиции в устройстве государства.

Вскоре в руки объединённых сил католиков и Сопротивления поступает информация о том, что власти, желая избавиться от ненужных и опасных людей, собираются уничтожить все гетто Парижа. В ответ такой жестокости руководители оппозиции решают провести опережающий акт устрашения: захватить собор Нотр-Дам, отслужить в нем последнюю мессу и взорвать здание. Обитателей гетто собираются вывести из города по подземным коммуникациям. Удастся ли привести этот смелый план в исполнение - вопрос. Скажу одно: вопреки жанровой принадлежности, роман оставляет надежду на светлое будущее, вдохновлят на борьбу за него.

Антиутопичность

Во-первых, о принадлежности к жанру антиутопии свидетельствует время, описанное в романе. Это традиционно недалекое будущее - 2048 год. В ранних изданиях "Мечети Парижской богоматери" эта дата даже печаталась на обложке, как бы отсылая к оруэлловскому "1984". Во-вторых, конечно, единое государство, язык и иже с ними. Огромная Еврабия, где правят радикальные исламисты, лингва-евро, на котором говорят жители страны, запреты на художественные книги, кино и музеи (по сути, уничтожение культуры), интернет-фильтры и цензура в СМИ, сцена публичной казни у Триумфальной арки (символ триумфа, победы ислама над христианством?), подозрительно смахивающая на пятиминутку ненависти, - все это только укрепляет уверенность в антиутопичности романа. У меня есть ещё свой собственный критерий (являющийся, наверное, общепринятым): произведение подходит под жанр антиутопии, если описанное в нем является вымыслом, но при этом к тебе как к читателю подкрадывается опасение или даже страх. Ты боишься, что события, о которых говорится в книге, имеют все шансы на воплощение в реальности, потому что своими глазами видишь, как какая-то их часть уже происходит в настоящем. Так вот: "Мечеть Парижской Богоматери" критерию соответствует. Уже сейчас, спустя всего десять лет со дня публикации романа мы наблюдаем за хлынувшей в Европу волной беженцев со Средней Азии, которые понемногу обосновываются в странах Евросоюза и начинают отстаивать свои права, выдвигая те или иные требования. Хочется верить, что к 2048 году эта ситуация не выйдет из-под контроля настолько, что роман Е. Чудиновой окажется пророческим.

Связь с романом Гюго

Повторюсь, что сюжетная связь отсутствует напрочь. Единственный персонаж, фигурирующий в обоих романах - это Нотр-Дам де Пари, ставший в книге Е. Чудиновой мечетью Аль-Франкони. В другом произведения разнятся, и остается искать сходства только на уровне истории и культурной памяти. И они находятся, но и тут никуда не уйти от Собора Парижской Богоматери. В романе Гюго он был героем повествования и местом, где происходили события; играл роль вершителя судеб. С ним были связаны праздники и казни, у него можно было попросить убежища. В книге же Чудиновой Нотр-Дам словно утратил эти свойства. Герои хотят вновь вознести его, делают собор символом своей религии и борьбы с властью. Они переосвящают и взрывают этот памятник архитектуры, делая его памятником неповиновения, символом борьбы и христианства.

Говоря об исторической памяти, нельзя не проговорить некоторые вещи из слова автора, приведенного в конце романа. Елена Чудинова, сознавая жесткость своих позиций, помимо всего прочего пишет довольно правильные вещи. К примеру, об отношении к собору: "Когда человек начинает относиться к собору как к архитектурному памятнику – он перестает быть готовым за него умереть. И, в конце концов, он теряет тогда и памятник архитектуры" или о том, что Европа стала забывать что вся её культура зиждется на христианстве. Забыть об истинном предназначении собора, превратив его просто в красивое здание - ослабить веру. Отсечь европейскую цивилизацию от христианских корней, позволить ей забыть о религии - значит убить её саму заодно с культурой.