И. Богатырева о мировоззрении в романе "Ганин"

И мы продолжаем размышления о романе "Ганин". Сегодня - вторая часть ответов автора, присланных к уроку в нашем лицее. На этот раз они посвящены мировоззрению автора и героев, а также замыслу произведения.

Теория Данила. Является ли она реальной? Что такое неорганы? Чем отличаются мыши и не мыши? По словам героев, это лишь поведение и ценности, но тогда их всех можно отнести к мышам. А они вообще являлись мышами до прихода Данила?

Как я уже говорила, сама история школьников в секте – реальная, поэтому всё, что проповедовал Даня, списано, подслушано, прочитано и т.д. в мою бытность в такой группе или позже. Всё мировоззрение Дани не уникально, а очень симптоматично: в России во все времена было множество разнообразных духовных течений, с большей или меньшей степенью вменяемости. Даня был из такой в целом безобидной секты, которая опиралась на мировой фольклор, религии и собрала, как мне кажется, все возможные их элементы (за что им, пожалуй, стоит даже сказать спасибо – моя любовь и знание мирового фольклора во многом началась тогда с попытки понять, о чём же идёт, собственно, речь и откуда что берётся). Конечно, у них были свои корыстные цели, а общение с неофитами строилось на установке чувства никчёмности – отсюда теория про «мышей». Да, серая мышь – это любой человек вообще, если вдуматься, потому что во всяком есть свои слабости, но если смотреть на человека с любовью, то именно в слабостях видишь индивидуальность и именно они позволяют человеку меняться к лучшему через преодоление, осознание и т.д. Конечно, до появления Дани никто себя мышью не осознавал, потому что просто не было такой парадигмы. У Дани же нет любви к ближнему (вернее, он успешно с этим борется), поэтому слабости воспринимаются им как отступничество от человеческой природы, сильной, энергичной. Этому он и учит ребят, утверждая, что все вокруг мыши, а они не должны такими быть. Все жизненные проблемы и ситуации понимаются им как препятствия, с которыми надо бороться, человек, не справившийся с ними, должен быть подвергнуть глумлению. Любовь, чувство долга и другие связывающие людей эмоции называются привязками, с которыми тоже надо бороться – только не обладающий привязанностями человек свободен. Т.е. истины, которые можно найти во многих философиях и религиях (в первую очередь, восточных) понимаются буквально, упрощаются, и человек, таким образом, сводится до состояния робота. Свобода, которая может последовать за таким буквальным воплощением всех этих, несомненно, правильных вещей, похожа на состояние бесчувственного механизма.

Неорга́ны почерпнуты из другого источника – шаманизма. Это духи, с которыми могут общаться шаманы, но в представлении Дани любой человек может иметь такие способности – точнее, мог бы, не будь мышью. Поэтому увидеть неоргана – значит, бороться со своими слабостями и «мышиностью».

Можно ли сравнивать мировоззрение Данила и Кэпа?

Кэп и Даня – антагонисты. В этом смысле их мировоззрение, конечно, можно сравнивать. Но это будет сравнение от обратного: где у Кэпа – понимание жизни через собственный опыт, там у Дани – использование готовых формул и мирового фольклора; где у Кэпа – бескорыстное желание служить людям (быть благодарным), там у Дани – желание власти. Кэп материалист, но это не мешает ему постигать суть мира и делать это вполне успешно. Даня – мистик, т.е. он не разыгрывает ребят своими штуками с неорга́нами, он сам верит во всё это. Для него это такая же реальность, как для Кэпа – современная физика, объясняющее мироустройство с помощью теории струн. По сути, они оба ищут дорогу в одном направлении – познании мира, но делают это с разных сторон.

Можно ли рассматривать судьбу Леньки как историю неудавшегося осознания себя?

Я думаю, нет. Даже напротив: он-то, побывав в ашраме, осознал себя как личность, именно себя, со своими слабостями, заблуждениями, поиском. Он понял, что учение в ашраме для большинства тех, кто туда попадает, - уравниловка и тюрьма. В сектах личность стирается. Либо человек подстраивается под законы секты, имея свои личные интересы, и в таком случае не ломается (как Даня), либо ему там делать нечего. Лёнька всегда воспринимал себя слабее Дани, но именно в секте он понял, что просто другой. Да, он не выдержал прессинга, но не потому, что слабее – он понял, что ему этого не надо, что желанную свободу он здесь не обретёт. Вероятно, до понимания того, что свобода – это нечто вообще из другой области бытия, он ещё не дорос, но первый шаг уже сделал.

Сопоставляете ли Вы себя с кем-нибудь из героев?

Мне симпатичен Ганин, многие его качества хотелось бы видеть у себя, но сказать, что это я – слишком самонадеянно. Да, мне близки его жизненная позиция, взаимоотношения с миром и людьми, его интроверсия. Я хотела бы развить в себе его созерцательность и внешнее спокойствие при способности всё глубоко переживать и чувствовать. И главное, чему бы хотелось у него научиться – это способность принимать чужую свободу, уважать другого человека настолько, чтобы позволять ему быть свободным, даже если тебе это мешает. Хотя я сознаю и слабое место в этой позиции, такое как полное невмешательство в жизнь близких людей, но я уверена, что это можно как-то уравновесить.

Как определяются категории детей, взрослых и родителей?

В системе Дани эти понятия пересекаются с понятием «мышь»: взрослые, задавленные проблемами и жизненной суетой, - это «мыши», дети, свободные от этого, - нет. Поэтому у подростков возникает противопоставление: не желая становиться мышами, они не хотят быть взрослыми. Вся теория Дани по спасению строится на этом – спастись могут только чистые, т.е. не взрослые, не мыши (поэтому, узнав об отношениях Саньки и Дани Ганин находит единственное возможное в этой ситуации оскорбление – называет её мышью).

Что же касается не теорий, а психологического состояния героев, то, на мой взгляд, в романе один взрослый персонаж – это Кэп. Остальные - дети так или иначе, даже фактически взрослые, обременённые семьёй, они или наивные (мать Максима), либо упрямые (Ёж), либо невыдержанные, по-детски обидчивые и злые (обэжэшник).

Надо ли воспринимать метеорит буквально?

Это сложный вопрос. Разумеется, когда Даня пугал им детей, он хотел, чтобы его воспринимали буквально. Но ему же на руку было, когда Санька (она же умная девочка, она не может поверить в такие вещи) интерпретировала конец света как символ. Лично я (раз уж в это разделе мы говорим об авторской позиции) не могу относиться к апокалипсическим идеям буквально – европейская культура живёт в состоянии конца света, на границе его, так сказать, уже две тысячи лет, и черпает из этой идеи массу вдохновения, - поэтому метеорит для меня – образ.

Какова главная цель взросления Ганина? Осознание различных разочарований и умение с ними смириться? Формирование нового мира? Понимание различия того, как это - чувствовать себя взрослым и быть взрослым?

Макс – самый взрослый из своих сверстников в романе. Жизнь поставила его в такие условия, что иначе нельзя: гибель отца, сложная жизнь у мамы. Он быстро понял, что такое самостоятельность, он способен работать и жить один. Даже разочарования и потери для него пройдённый этап (он уже терял отца). Если сперва его конфликт с мамкой – явно конфликт переходного возраста, то когда она уходит с головой в учение Дани, а затем – и из дома, он понимает, что такое чувство ответственности за близкого человека.

Но эта взрослость – внешняя. Мне же было важно другое его взросление, внутреннее – ощущение границ собственной свободы и свободы другого человека, осознание возможности влияния на другого, изменения мира вокруг себя с неприченением вреда, с уважением к другому. Принять выбор Саньки для Макса – это не просто смириться с потерей, а проявить своё уважение к ней и её выбору. Однако гибель Саньки – это его собственная бездеятельность (отказ поехать с ними, обида, которую в этом контексте можно назвать детской). Где граница? Осознать её – это и значило стать взрослым.

Кто вел к композиционному финалу романа - герои или автор?

Композиционно финал выстраивал автор – люблю кольцевые композиции. Привести в финале героя в ту же точку, на тот же волжский пляж, с которого он отправился в начале романа другим человеком, - это был такой соблазн, с которым не имело смысла бороться. Правда, учитывая изменения, которые произошли с Ганиным, композиция скорее не кольцевая, а спиральная, причём это спиральная дорога на вершину горы: из конечной, высшей точки этой дороги можно увидеть её начало, ещё раз взглянуть на то, какими были герои, и заново переосмыслить фразу про сотворение мира.

А вот сюжетный финал (гибель героев) создавался ими самими и всем ходом повествования. Роман писался долго, у него было много версий, и у концовки в том числе. Всё сложилось только тогда, когда пришлось расставлять точки жёстко и однозначно. При других концовках (когда всё получалось «как в жизни» - все живы, взрослеют и просто перестают друг с другом общаться) выходило не то. Даня и Санька должны были уйти из жизни Ганина, чтобы у него не было пути назад, чтобы ему повзрослеть окончательно, перевернув эту страницу. В жизни расставание тоже воспринимается порой как смерть, особенно если рвутся ещё живые связи. Перенесённая в романное пространство эта метафора стала однозначной.


Ирина Богатырёва родилась в Казани, выросла в Ульяновске. Окончила Литературный институт им. Горького. Постоянный автор журналов "Октябрь", "Новый мир", "Дружба народов". Дипломант премии "Эврика!", финалист премии В.П. Крапивина и премии "Дебют", лауреат премии журнала "Октябрь", премии Гончарова, премии "Белкина", премии С. Михалкова за литературу для юношества. Автор книг "АвтоSTOP", "Товарищ Анна", "Луноликой матери девы", "Кадын". Автор литературной обработки сборника алтайских народных сказок "Рыжий пёс". Проза переводилась на многие языки.

Член Союза писателей Москвы и русского Пен-клуба. Живёт в Москве. Играет на варгане в дуэте "Ольхонские ворота", преподает игру на этом инструменте.

Сайт: http://www.i-bog.ru/

Страница в ВКонтакте: https://vk.com/i_bogatyryeva

Журнальный зал: http://magazines.russ.ru/authors/b/ibogatyreva/

Ирина Богатырёва на презентации романа "Кадын"

фото с личной страницы автора в социальной сети ВКонтакте