Схема путей исканий в романе-эпопее Л.Н. Толстого "Война и мир"

Путь исканий - процесс поиска и определения духовных ориентиров, ценностей, принципов каждого отдельного героя. Как показано на схеме, эти процессы зеркальны у Пьера Безухова и Андрея Болконского - персонажей, наиболее плотно связанных с темой такового поиска в романе-эпопее Л.Н. Толстого "Война и мир".

Подъем одного из героев становится импульсом для подъема другого. Движение дальше происходит будто по инерции и прерывается, скорее, в связи с тем, что парный персонаж достиг дна или наоборот оказался на вершине - так или иначе, достиг предела. Герои как бы уравновешивают друг друга.

Точкой отсчета становится нейтральный уровень, на котором представлены все ключевые герои романа - вечер у А.П. Шерер. Итогом же исканий как Пьера, так и Андрея становится подъем, т.е. оба все-таки обнаруживают собственные духовные принципы жизни.

Андрей Болконский

Ключевой идеей в итоге пути исканий Андрея становится идея любви: "Сострадание, любовь к братьям, к любящим, любовь к ненавидящим нас, любовь к врагам, да, та любовь, которую проповедовал Бог на земле... и которую я не понимал...". Приходя к пониманию любви, он также признает ее место в своей жизни.

Изначально Андрей - светский и подчеркнуто-равнодушный человек. Он анализирует свои действия и практически не дает волю чувствам. Направляется на войну герой из соображений невозможности иначе найти свое место в жизни и миру, ключевые эпизоды его становления для мира происходят именно на войне. Так начинается путь исканий Андрея Болконского.

События Аустерлицкого сражения раскрывают в нем и тщеславное начало - жажду вырваться вперед, стать героем, совершить подвиг. Такому познание любви доступно быть не может. Тем не менее, этот этап его пути становится движением к высшей точке - узловому эпизоду первого тома, взгляду в небо. Осмысленное в данный момент предопределяет становление Андрея значительно более мудрым, честным, глубоко-духовным, чем раньше. Постижение любви становится доступным, что характеризуется через постепенное построение все более толковых, нежных и осознаваемых отношений с Наташей.

Дальнейшее ранение, второй ключевой военный эпизод на пути Андрея, приводит к устремлению от земли, иррациональному направлению на всепрощение, отречению от жизни. Свою смерть герой воспринимает как пробуждение от жизни, отчуждение от земли и окончательное обращение к небу и душе, ведь любовь как вечная истина, познанная на земле, оказывается слишком велика для нее.

Более того, любовь мешает смерти. Она "есть бог", а к смерти, к ждущему за пределами жизни богу нельзя прийти с богом на земле. Так, образ Андрея становится предельно трагичен - нельзя жить без любви, но познав ее, разобравшись в ней, приняв ее роль в своей жизни, нельзя и любить. Энергия смерти Андрея чуть не убивает и Наташу, но ее спасает любовь к семье и будущая любовь к Пьеру.

В связи с путем исканий Андрея Болконского также становится интересен мотив детского. Каждый раз в момент, следующий за кризисом, герой как бы обновляется, рождается заново, его существо иначе перестраивается под каждое новое "познанное".

Пьер Безухов

Пьер проходит от неуверенности, одиночества и запутанности в собственных мыслях и чувствах к становлению смелым, мудрым, семейным человеком. Парадоксально, что семью он строит именно с Наташей - героиней, которая принципиально повлияла на итог исканий Андрея.

Ключевой встречей для Пьера становится знакомство с Платоном Каратаевым и его жизненной позицией: "Человек сотворен для счастья". В эпилоге Пьер примеряет на себя оценки именно этого человека. В качестве положительного отмечает наличие большой семьи, ощущение целостности, активную деятельность, но признает, что Каратаев не одобрил бы занятий политикой.

Если для Андрея основными поводами для новых шагов на пути исканий и узловыми моментами становятся бои, то для Пьера это дуэли - своеобразные бои в миру. Дуэли заставляют его задавать вопросы. Например, первая (фактическая) приводит к таким: что хорошо? что дурно?, а вторая (метафорическая - дуэль взглядов с Даву на допросе): кто я такой?

Что интересно, дуэли также связываются с ощущением родства, братства или необходимостью принадлежности к таковому, а сам факт поиска постоянно сопровождается ощущением крушения всех жизненных убеждений. Для Андрея аналогично работает детское начало. Соответственно, оба героя на пути исканий постоянно сталкиваются с необходимостью выстраивать систему базовых ценностей заново.

В конце своего пути исканий Пьер приходит к выводу, что "Жизнь есть все. Жизнь есть Бог. Все перемещается и движется, и это движение есть Бог. И пока есть жизнь, есть наслаждение самосознания божества. Любить жизнь, любить бога". Позже данные тезисы дополняются еще одним: "Нет и не может быть цели в жизни, так как есть вера".

Очевидно, что если жизнь в итогах исканий Андрея вторична, а любовь первична, то для Пьера наоборот важнее жизнь, а любовь исходит из нее. Потому столь важным становится испытание смертью, которое в разной мере проходят оба героя: Андрей борется за жизнь после ранения, а жертвой за Пьера становится гибель Пети. Исходя из итогов исканий, Андрей не может жить, но Пьер не может умереть.


Пьер Безухов и Андрей Болконский противоположны не только по внешности и характеру, также и их пути исканий разворачиваются кардинально разным образом и приводят героев к разным выводам. Однако общим местом в путях становятся мотивы крушения былых систем ценностей, боевое начало и определение ключевых категорий жизни и любви.

Стоит отметить и позиции принципиального различия: принадлежность военной или мирной стороне, первичность или вторичность любви, а также способ ее реализации, совместимость или несовместимость принятой позиции с жизнью. Подчеркивается, что Андрей умирает и свою семью Пьер выстраивает, зная о его смерти (со своей стороны читатель знает о его выводах). Так позиция Андрея переосмысливается и не столько признается негодной (она становится для героя единственно верной), сколько выявляется собственное несовпадение с позицией автора. Более устойчивой оказывается идея жизни как бога.