Символизм Ф.М. Достоевского в романе "Идиот"

Символизм – литературное направление, зародившееся во Франции в последней четверти 19 века и распространившееся по Европе (в т.ч. и в России) к концу столетия. Для этого течения характерны отражение действительности как идеальной сущности мира, передача тончайших движений души, знаковое наполнение обыденных слов (отношение к слову, как к шифру), утаённость смысла и так далее. Символистами были Александр Блок, Андрей Белый, Максимилиан Волошин, Константин Бальмонт и т.д. Одним из их предшественников (как и предшественником русского символизма в целом) считают Фёдора Михайловича Достоевского.

Символизм Ф.М. Достоевского особенный: сам писатель утверждал, что он реалист, однако все его романы содержат в себе скрытые смыслы и множество знаков. Видеть в текстах писателя только тексты, не пытаясь проникнуть глубже, заметить неочевидные вещи – значит не понимать всего творчества Фёдора Михайловича. Вся его проза выстроена на основе тех или иных символов, а слова «символизм Ф.М. Достоевского» относятся скорее не к литературному направлению, а к состоянию души или даже отдельному жанру.

Символы, используемые Достоевским, можно условно разделить на несколько категорий, пропитанных, как правило, православным духом и религиозностью. Это и имена (говорящие фамилии либо значения имён, раскрывающие характеры персонажей), и образ Петербурга, тонкой нитью протянувшийся через всё творчество писателя, и огромное количество отсылок к евангельским сюжетам, и болезни героев, и символика цвета, и сны. Присутствуют символы и в романе «Идиот», написанном в 1867-1868 годах. Поговорим о некоторых из них.

Для начала обратимся к именам персонажей. Начнём, как ни странно, с имени «молодого человека лет 17», больного чахоткой, - Ипполита. С греческого языка Ипполит – «коней распрягающий». Значение становится прозрачно, стоит лишь вспомнить, что юноша стоит на пороге смерти. Конь выступает как символ тела, жизни, плоти (что интересно, многие персонажи романа имеют слово «конь» в имени или фамилии: покровительница Епанчиных старуха Белоконская, княжны Белоконские, Конев, написавший Рогожину о смерти отца; фамилии с бело- могут указывать на принадлежность к благородному сословию).

Далее - Настасья Филипповна Барашкова. Настасья – «воскресшая», Филипп – «любящий коней», фамилия же наталкивает на мысль о беззащитности, жертвенности (возможна даже некоторая отсылка к Богородице). Как видим, Настасья Филипповна – натура очень противоречивая, причём противоречивость эта проявляется не только в её поведении и необъяснимых поступках, конфликтуют также плотское и духовное начала (недостойная роль содержанки в жизни, но возвышенная, почти святая духовная сторона). Интересно и имя князя Льва Николаевича Мышкина, необычное само по себе: в нём ясно просматривается противопоставление царя зверей льва, наделённого властью, и крохотной беззащитной мышки. Николай же с греческого переводится как «побеждающий народ». Как видим, имя князя подходит ему как нельзя лучше: титулованный потомок древнего рода, который должен быть властным и могущественным, на самом деле оказывает кротким и беззащитным, отделённым от общества, которое навязывает ему идеалы и поступки, но оценивающим его. Содержится в имени и тонкая аллюзия на Л.Н. Толстого, срастившего своё имя с титулом (сравните: князь Лев Николаевич Мышкин – граф Лев Николаевич Толстой).

Другая категория символов, которую также хочется затронуть, - сны героев. В-первых, обратимся к загадочному сну Ипполита о «скорлупчатом животном». В нём юноша находится в какой-то комнате вместе с «ужасным чудовищем»: «Оно было вроде скорпиона, но не скорпион, а гаже и гораздо ужаснее, и, кажется, именно тем, что таких животных в природе нет, и что оно нарочно у меня явилось, и что в этом самом заключается будто бы какая-то тайна». Чудовище явно пытается ужалить Ипполита, но его спасает умершая пять лет назад собака Норма, которая проглатывает гада, успевшего укусить её перед смертью. Скорпион в этом сне – не что иное, как символ души юноши, превратившейся под влиянием его циничного атеизма в скорлупу. В последующих снах чудовище перевоплотится в тарантула, «темное, глухое и всесильное существо», символ смерти, который и сам позже трансформируется в Рогожина (будущий убийца Настасьи Филипповны). Скорлупчатый гад, машина, «которая бессмысленно захватила, раздробила и поглотила в себя, глухо и бесчувственно великое и бесценное существо», заставляет Ипполита решиться на самоубийство, чтобы не испытывать больше страданий.

Снятся сны и князю Мышкину, правда, они являются скорее пророческими, нежели философскими, как у Терентьева. Из-за болезни состояния сна и бодрствования у Льва Николаевича часто смешиваются: походят для него на сон письма Настасьи Филипповны к Аглае, «может быть, во сне» видел он глаза Настасьи Филипповны с портрета. Сами сны действительно являются предупреждением реальных событий: сон о преступнице, словно пришедшей к нему на исповедь, - не что иное, как пророчество о трагическом конце героини, а повторное появление «преступницы» во время сна на кушетке происходит перед вторым свиданием князя и Настасьи Филипповны в Павловске.

Стоит обратить внимание и на символику солнца в романе. Светило, как правило, считают символом жизни; «Идиот» - не исключение, но к жизненному началу присоединяется ещё и божественное. На солнце сверкают купола церквей, ближе к солнцу садят князя, когда тот говорит об игумене Пафнутии, на закате солнца приходит Мышкин к Мари накануне её смерти (закат солнца=закат жизни), пьёт за здоровье солнца Ипполит перед попыткой самоубийства, застрелиться он пытается именно на восходе солнца (хочет, чтобы закат его жизни символизировал восход другой?).

Последняя категория символов, на которую хотелось бы обратить внимание в контексте романа, - евангельские сюжеты. Во-первых, обратимся к образу князя Мышкина. Вот как его описывает Достоевский: «молодой человек, лет двадцати шести или двадцати семи, роста немного повыше среднего, очень белокур, густоволос, со впалыми щеками и с легонькою, востренькою, почти совершенно белою бородкой. Глаза его были большие, голубые и пристальные; во взгляде их было что-то тихое, но тяжелое, что-то полное того странного выражения, по которому некоторые угадывают с первого взгляда в субъекте падучую болезнь. Лицо молодого человека было, впрочем, приятное, тонкое и сухое, но бесцветное». Сразу обратим внимание на голубой цвет глаз – символ ясности и чистоты. В целом же можно с уверенностью говорить о сходстве князя Льва Николаевича с Иисусом Христом. Мышкину примерно двадцать семь лет – возраст Христа в Евангелии, – у него впалые щёки, измождённый взгляд и востренькая бородка. Князь будто не из этого мира – плащ с капюшоном, нехарактерный для промозглой ноябрьской ночи, необычные башмаки на ногах – «всё не по-русски». Он явно прибыл издалека, сошёл к людям с гор Швейцарии с определённой целью. Даже его имя наводит на мысль о параллели с Иисусом: князь Лев – сила и власть, Мышкин – незащищённость и кротость (аналогично Христос: сын Божий, но человек). Ещё одна интересная деталь: начало романа – 9 утра. Это тот самый третий час, когда был распят Иисус. Получается, что с началом «Идиота» начинается и распятие Христа или того, кто его олицетворяет. Заканчивается же роман сумасшествием князя и его отбытием обратно в Швейцарию (воскресением и вознесением на небо?).

Но не только образ князя содержит отсылки к евангельским сюжетам. История о смиренной девушке Мари, которую рассказывает князь у Епанчиных, чем-то напоминает историю о Марии Магдалине – последовательнице Иисуса Христа, ставшей свидетельницей его посмертного явления. Также важную роль играет такая деталь, как картина Ганса Гольбейна Младшего «Мёртвый Христос», при взгляде на которую Лев Николаевич восклицает: «Да от этой картины у иного ещё вера может пропасть!» Под верой можно понимать веру не в самого Иисуса, но в князя Мышкина и его суждения (помощь – признак нравственной силы, нужно уметь проявлять жалость к людям, «сострадание – главнейший и, может быть, единственный закон бытия всего человечества»). И действительно, большинство людей считают князя Льва Николаевича идиотом и не принимают его «заповеди» жизни. Но всё-таки не зря князь приходит в этот мир. Он оставляет после себя верного последователя – Колю Иволгина, - который наверняка продолжит начинания своего учителя.

Таким образом, в романе Фёдора Михайловича Достоевского «Идиот» действительно много символов и загадок (цвета, имена, сны, отсылки к евангельским сюжетам), которые позволяют взглянуть на произведение (или даже на всё творчество писателя) под другим углом, помогают отыскать скрытый смысл в тех или иных эпизодах «Идиота».

Анастасия

Гуманитарий, который почему-то учится на информатика

Россия, Екатеринбург (Реж) https://vk.com/id149428945

Подпишитесь на Owllit

Получайте наши новости раз в неделю по почте.

или читайте нас по RSS с Feedly!