Юные годы чудесные

Сожаление лирического героя об ушедшей молодости является одной из не самых частотных поэтических тем, а когда оно появляется в стихотворении, тогда, скорее, реализуется как намек, угадывается. Вероятно, идея сожаления об ушедшей молодости вообще редко осмысляется человеком, становится для него слишком мимолетной - в раннем возрасте мало опыта, в старшем его много, и сожаление превращается в воспоминание и осмысление.

Тем не менее, есть авторы, у кого тема юных лет и тоски по ним звучит не один раз. Например, у С. Есенина в "Я снова здесь, в семье родной" (1916) лирический герой возвращается в места своей юности - видит родной край, слышит шум мельницы и вспоминает друзей. С сожалением звучит: "О други игрищ и забав, Уж я вас больше не увижу!". Заканчивается стихотворение молитвой "о невозвратных и далеких".

В есенинском "Листья падают" (1925) лирический герой изначально предстает неспокойным, ищущим утешения для сердца. Кажется до последнего, что его молодость проявляется лишь между строк, но в финале звучит: "И с чужою веселою юностью О своей никогда не жалел". В стихотворения понятно, что "чужая юность" - юность девушки, которая могла бы успокоить героя и заставить его забыть о переживании о своей молодости.

"Снежная замять крутит бойко" Есенина (1925) подобно предыдущему стихотворению - тоже упоминается "чужая младость", герой спрашивает себя, где его радость и счастье, размышляет о том, что и его молодость бешено пролетела. В двух последних текстах тема возникает поверхностно и имеет мало лексических проявлений, в дальнейшем размышлении они будет выступать как побочные.

У И. Бунина в "Молодости" (1916) тема раскрывается предельно лаконично - через оксюморонное сочетание "сердце в тайной радости тоскует" обнаруживается глубокое, скрытое сожаление. Добавляется также, что жизнь пуста и велика, как степь, что, вероятно, отсылает к долгим годам после молодости. Его же стихотворение "Детство" (1895) в меньшей степени передает переживание - оно радостное, яркое, восклицательное, хотя и прочитывается оттенок грусти в словах "И весело мне было поутру Бродить по этим солнечным палатам!".

Принципиальным для размышления будет стихотворение Бунина "Сказка" (1903-4), где прямо говорится: "Мне снилась молодость моя". Сон как в реальности, так и в литературе обнаруживает скрытое переживание героя, то, что волнует его, что не дает покоя. Так становится очевидным - лирический герой здесь размышляет об ушедших годах, возвращается к ним мыслями.

Самым ранним текстом в размышлении является стихотворение М. Лермонтова "Нет, не тебя так пылко я люблю" (1841), где о "молодости погибшей" говорится через тему любви, воспоминание и обнаружение сходств между настоящими и прошлыми фактами жизни. Самым поздним - стихотворение О. Берггольц "Молодость" (1940) с повтором и закольцовкой словами: "Вот когда я тебя воспою, назову дорогою подругою, юность канувшую мою, быстроногую, тонкорукую".

Для углубления размышления также стоит сказать о подобном лермонтовскому тексте В. Ходасевича "Нет, молодость, ты мне была верна" (1907), где проявляется возвращение к образам молодости и диалогу с ней, от которой лирический герой в свое время "убегал, не смея знать и верить". И, наконец, "Детство" Н. Гумилева (1916) - лирический герой вспоминает, что любил, о чем думал в детские годы; осмысление собственного опыта помогает ему расставить акценты во взглядах на жизнь.

Интересно, что средний возраст авторов во время создания текстов приблизительно равен тридцати годам. Хотя продолжительность жизни людей в основном тогда была меньше, чем в наше время, и этот возраст часто близок годам, в которых авторы умирали (например, стихотворение Лермонтова создано в год его смерти), сложно предположить, что столь разные поэты писали тексты в данном возрасте из-за предощущения смерти.

Объяснить интерес к теме, в таком случае, можно психологической теорией о возрастном кризисе. Тридцатилетие становится поводом для пересмотра ценностей, переосмысления юношеских идеалов, а также моментом входа во взрослость и осознание себя взрослым человеком. Именно поэтому столь важной становится оглядка на то, что уже было пережито, и сожаление о невозможности к этому вернуться.

В большинстве своем тексты, вошедшие в данную подборку, ориентированы на диалог или, во всяком случае, представляют собой реплику в адрес невидимого и неслышимого собеседника. Лирический герой у Лермонтова обращается к объекту любви, но любви уже не столь пылкой. Постепенно он начинает говорить не словами, а сердцем с подругой юных дней, со своим воспоминанием, отреагировать которое не смогло бы.

У Есенина лирический герой взывает к товарищам по детским играм - ответа он не получает. У Берггольц и Ходасевича есть претензия на диалог непосредственно с молодостью, однако он не выстраивается, потому что молодость прошла. У Гумилева же диалог реализуется в тексте, а не предполагается за его пределами - "реплика" куста в прошлом становится ответом на немой запрос поэта, который завел разговор о воспоминаниях.

Меньшая часть текстов будто берется из контекста - это либо "ответы", начинающиеся с "нет" (Лермонтов и Ходасевич), либо тексты в жанре фрагмента (Бунин и Берггольц). Так они не только вписываются в предполагаемый диалог за рамками стихотворения, но и представляются частью массированного погружения в тему, в размышление о молодости.

Если обращение - неудачная попытка преодолеть время, то лирические герои пытаются преодолеть и пространство. Либо гипотетически, либо физически они оказываются в местах, связанных с вспоминаемым. Для героя Гумилева это луга и травы, для героя Бунина - пустынные берега северного моря, бор, пески. Для героя Есенина - задумчивый и нежный родной край. У героев Берггольц и Ходасевича и вовсе большой разброс пространственных образов. В "Молодости" это черемуха, палисадник, кладбище, в "Нет, молодость, ты мне была верна" - склеп и темное окно, которые могут быть элементами одного образа, а могут - разных. Получается, что лирическим героям текстов о молодости хочется выстроить диалог, но он невозможен - собеседники разделены временем и пространством.

Тема сожаления об ушедшей молодости чаще выступает в связке с другими. В основном тут обозначается два варианта - темы природы и любви, пейзажная и любовная лирика. Деление происходит примерно пополам. Пейзаж у Гумилева, Бунина и Есенина выступает как способ связи со временем и пространством молодых лет: он образный, метафоричный (медом пахнущие леса, узоры теней), но часто обращается к холодному образу (дикий ветер осенний, северное море, седины пасмурного дня) - так в приятное воспоминание вносятся грустные нотки. Возможно, холодные, спокойные, величавые элементы пейзажа также ассоциируются с элегическими мотивами (например, подобным "Морю" В.А. Жуковского) и способствуют созданию медитативного, философского, осмысляющего настроения.

Что касается темы любви, то она представлена у Лермонтова, частично у Берггольц. Полагаю, ее перекличка с темой ушедшей молодости в том, что, оглядываясь назад, лирические герои (герои, ориентированные на чувство, эмоцию, состояние) стремятся осмыслить свой чувственный опыт, который в ранние годы, возможно, не воспринимался как повод для раздумий. Так, у Лермонтова герой в новой возлюбленной узнает прошлую. Момент узнавания заставляет его понять, что настоящая - не самая любимая, лучшей, важнейшей была подруга юных дней, уже недосягаемая для него.

Также стоит сказать о названиях. В подборке обозначаются два названия-маркера: "Детство" (Бунин, Гумилев) и "Молодость" (Берггольц, Бунин). Тексты стихотворений с первым всегда отчетливо отсылают к конкретному периоду человеческой жизни - ребенок и десять лет. Лирический герой фиксируется в этом состоянии своего детства - он будто примеряет на себя старую шкуру, пробует ее на себе взрослом. Что интересно, комфортно себя чувствует, хотя местами, деталями оказывается для нее уже слишком велик.

Тексты под вторым названием склонны к перечислению - у Бунина это "и" в начале почти всех строк, у Берггольц это разнообразие образов, а также тенденция к созданию рядов однородных членов. В каком-то смысле, можно сказать о повторении самого себя - бесконечном переживании все того же опыта. Если в "Детстве" он примеряется внешне в аналогичных действиях, то в "Молодости" он прокручивается внутри.

Еще одна категория названий - по первой строке. По сути - отсутствие названий, снятая рамка, прямой доступ к тексту. Это дает возможность сразу погрузиться в череду размышлений и образов. Раз состояние сожаления об ушедшей молодости оказывается столь мимолетным, то нет возможности медлить перед входом/вводом в текст.

Особняком стоит название бунинского стихотворения "Сказка". Лирическому герою произведения снится молодость, которую он уже не распознает как что-то про себя, он неосознанно отделяется от этого опыта. Тексты Бунина по реальному возрасту в теме оказываются самыми старшими, так и впечатление от них остается более зрелое, более осмысленное.

Таким образом, стихотворения о сожалении об ушедшей молодости редки, ведь само состояние мимолетно. Чаще всего, они созданы авторами в период внутреннего кризиса человека, когда тот постепенно осознает себя как взрослого. Данные тексты выражают попытки поиска связи со временем и пространством прошлого, иногда помощником в этом становится тема любви. Определенными чертами обладают тексты с различными заглавиями-маркерами, не менее значимым становится отсутствие заглавия в стихотворении.